1. Введение

 

Тантрическая садхана

Согласно индийским Тантрам, Абсолютная Реальность имеет нейтральную природу и состоит из двух аспектов – ниврити и правритти, то есть, статики и динамики. Они представлены Шивой и Шакти. Шива – это чистое сознание без выраженных качеств, и, таким образом, представляет статический принцип; Шакти – это космическая энергия, мировая сила, то есть динамический аспект Реальности. Абсолютная Реальность возникает в результате соединения Шивы и Шакти.

Тантристы считают, что сущность Шивы и Шакти заложена в человеческом теле. Шива находится в сахасрара чакре в голове, а Шакти – в муладхара чакре в районе копчика. Цель садханы в том, чтобы поднять Шакти из муладхара чакры и заставить её подняться вверх до соединения с Шивой в сахасраре.
Тантрическая садхана заключается в поклонении персональному божеству путём абсолютной преданности; настолько сильной, что садхака (поклоняющийся) начинает верить, что его тело начинает превращаться в тело этого божества. По словам Джона Вудрофа, “Садхана не является ни простым поклонением (упасана), ни молитвой. Это ни песнопения, ни стенания, ни раскаяние перед божеством. Садхана – это соединение Пуруши и Пракрити; садхана соединяет мужской принцип и женский элемент в теле и стремится стереть все различия. То, что есть во мне и то, в чём есть я; это сознание, разлитое вокруг меня, находится подобно маслу в молоке; во всём созданном мире, в подвижных и неподвижных вещах, в грубом и тонком, в сознательном и бессознательном – во всём. Это и есть объект тантрической садханы – соединение личного (сварат) с Универсальным (Вират). Эта садхана выполняется путём пробуждения сил, находящихся внутри тела. Человек, способный в этой садхане пробудить кундалини и провести её через шесть чакр, называется сиддха. Это не просто ‘философия’ – скорее попытка размышлять без шелухи слов – но кое-что должно выполняться практически. “
Ритуалы садханы различны в различных тантрических направлениях и для учеников (садхак) с различными способностями, но существуют основные, необходимые и схожие моменты:
Гуру. Ученик тантрической садханы должен иметь учителя (гуру). Учителем может быть один из тех, кто достиг цели на тантрическом пути. Он должен в самом начале правильно оценить душевные качества и способности ученика. Это очень важно, потому что тантрическая философия разделяет людей на три категории в соответствии с их свойствами. Первая категория – люди темперамента пашу, ленивые по натуре, тамастичные (инертные) и имеют привычки, близкие к животным. Вторая категория – вира, активные, быстрые, раджастичные (полны энергии). Третья категория – дева, саттвичные люди, с острым умом, серьёзностью, мыслящие и взвешивающие свои решения. В соответствии с темпераментом учитель преподаёт различные типы садханы.
Дикша (посвящение). Дикша – наиболее важная подготовительная часть садханы. Она даёт право следовать тантрическим предписаниям. Человек посвящается в поклонение отдельному божеству с надлежащей церемонией семейным наставником или близким старшим родственником, причём каста и пол значения не имеют. Во время посвящения из множества мантр, посвящённых божеству, одна даётся посвящаемому. Также даётся объяснение её действия и значения, в соответствии с уровнем развития человека, который должен хранить её внутри как наиболее ценное сокровище. Когда садхака достигает определённого духовного развития, он проходит через более высокую ступень посвящения, кульминацией которой является пурнабхишека. Во время посвящения садхака приводится в контакт с чистым сознанием своего гугу и гуру всей линии передачи.
Девата. Девата (бог), которого надлежит умилостивить, даётся ученику его гуру, и этот девата также является деватой самого гуру. Садхака во время садханы становится одним с деватой и даже ощущает себя деватой. В тантре повторяется снова и снова, что необходимо поклоняться божеству для того, чтобы самому стать божеством (деватой).
Индусы и тантристы считают, что существуют различные классы деват или сверхъестественных существ, которые выполняют своё предназначение во вселенском развитии. Большинство из них совершают благую работу, но некоторые созданы для дурных поступков. Если садхана выполняется главным образом для достижения сиддхи, она также может быть использована в плохих целях.
Мантра. Считается, что Брахма, впервые обретя форму, выбрал форму звука (Нада-Брахма). Ведические мудрецы во время медитации ощущают определённое божество посредством звука, ассоциируемого с этим божеством, и затем повторяют этот звук для сближения с божеством. Это звук называют мантрой данного божества. Фактически, мантра – это тело божества. Мантра, которую даёт гуру своему ученику для повторения, помогает приблизиться к божеству. Мантра составлена из определённых букв, выстроенных в последовательность звуков, причем каждая буква является определённым символом. Для достижения необходимого эффекта мантра произносится с определённой интонацией, особым ритмом (сварой) и звучанием (варной). Мантра не является молитвой. Каждый произносимый звук даёт свою собственную специфическую вибрацию. При произнесении слова получается целая серия вибраций, зависящая от количества звуков в слове. Произнесение определённых наборов слов (мантр) производит вибрации, действующие на различные чакры, расположенные вдоль позвоночника, по которому поднимается пробуждённая кундалини. При повторении мантр должно быть сильное и определённое намерение. Другими словами, эффективность мантры зависит от энергии усилия, вложенной в неё.
Янтра. В тантрической литературе янтрой называют диаграмму, выгравированную или нарисованную на металле, бумаге или другом материале, выполненную в виде рисунка для поклонения. Янтры, подобно мантрам, предназначаются для различных божеств и различных видов поклонения. Янтры выполняются различным способом в соответствии с объектом поклонения. Мантра, вписанная в янтру, служит для того, чтобы память связала мантру с определённым деватой, вызываемой данной янтрой. Каждая янтра соответствует определённому девате.
Мандала. Несколько янтр, объединённых вместе, обычно в круге, заключённом в квадрат, называются мандалой. Мандала может быть ‘внеплановой’, особой садханой. Таким путём можно освободить определённые силы. Более того, садхака должен быть защищён от внешних воздействий. Мандала сама по себе может быть садханой.
Бхуташуддхи. Считается, что человеческое тело составляют пять бхут или таттв (элементов): притхви (земля), апа (вода), теджа (огонь), вайю (воздух) и акаша (эфир). В соответствии с тантрической концепцией, эти пять бхут, составляющие тело садхака, должны быть очищены (шуддхи) перед церемонией пранапратиштха. Это подразумевает использование пяти субстанций (панча-таттва и панча-макара), символизирующих пять бхут. Эти субстанции различны для различных категорий садхак.
Пранапратиштха. Поклоняющийся сначала медитирует на девату, и затем пробуждает её или его в себе. Затем божественное присутствие, вызванное таким образом, передаётся янтре. Когда девата, с помощью определённой мантры, призывается в янтру, прана деваты переходит туда во время церемонии пранапратиштха, мантры и мудры. После того, как девата помещён в янтру, она более не является просто грубой материей, а становится пробуждённой, преисполненной присутствием, которое садхака приветствует и которому поклоняется.
Мудра. Это слово образовано с помощью корня муд, что означает ‘радовать, угождать’. Мудра доставляет удовольствие девате. Это определённые жесты, выполняемые с помощью пальцев и рук во время поклонения, или положения тела. Считается, что существует 108 мудр, из которых наиболее часто используются 55. Мудры помогают телу почувствовать гармонию с деватой.
Ньяса. Это слово произошло от корня ‘помещать’, что означает помещение кончиков пальцев правой руки и ладоней на определённые участки тела, сопровождаемое определёнными мантрами. С помощью различных ньяс эти области тела, или чакры, активируются с одновременной активацией их посредством мантр. Более того, считается, что различные деваты пребывают в различных чакрах. С помощью ньясы также пробуждается определённый девата или деваты. Таким образом, садхака приглашает деват в различные части своего тела, в конечном итоге заполняя всё тело.
Подлинная садхана включает в себя шестнадцать различных способов обращения к богу. Таким образом, каждая часть тела и ума садхаки принимает участие в садхане и ощущает внутри себя божественное присутствие.

Типы тантрической садханы


Обычно описываются тантрические садханы одного или двух типов: дакшина и вама. В дакшинасадхане бхуташуддхи выполняется очищением пяти таттв. Это обычная тантрическая садхана.
В некоторых тантрических культах предписана вама-садхана. Здесь, при проведении бхуташуддхи, панчататтва состоит из употребления вина (мадхья), рыбы (матсья), мяса (манас), поджаренных пшеничных зёрен (мудра) и сексуального союза с женщиной (майтхуна).
Эти пять таттв предназначаются не для садхаки, а для бога. Однако они выполняются садхакой, потому что во время выполнения садханы в нём пребывает бог; он сам является богом. Садхака выполняет эти действия не для своего удовольствия. Во время сексуального контакта садхаки с женой или другой женщиной происходит символичный союз Шивы и Шакти. Он произносит: Шивахам, Бхайравахам – “Я есть Шива, я есть Бхайрава.”
Этот тип садханы гуру назначает только садхакам с вира-темпераментом и высоким уровнем самоконтроля. Такой тип садханы считается очень трудным и рекомендуется немногим.
Тантрическая садхана типа дакшина или вама неизбежно приводят в пробуждению кундалини (Шакти) в муладхара чакре и восхождению её вверх к сахасрара чакре, где она встречается с Шивой.

Спорные взгляды


Вама-тип садханы стал причиной дурной репутации тантризма в некоторых кругах. Когда иностранные учёные читают об этих ритуалах, без понимания их истинного значения, они начинают во всеуслышание хулить тантризм в целом. Они полагают, что он проповедует безнравственность.
Индийские и иностранные учёные, знающие и изучающие философию тантрических ритуалов, имеют более реалистичные взгляды. Джон Вудроф, давший беспристрастную оценку, написал: “Частые ошибочные суждения в потоке критики тантризма вынуждают меня сделать вывод, что их авторы, образно выражаясь, пользовались вторичной информацией, не изучив подлинные тантрические тексты. Так это или нет, но в некоторых случаях создаётся впечатление, что были прочитаны лишь отдельные части некоторых тантр и зачастую и они были поняты неправильно. Тантра, фактически, содержит множество технических терминов и секретных доктрин, которые не могут быть правильно переведены с помощью немногих значений, имеющихся в словаре Санскрита. При более глубоком знакомстве некоторые обвинения в адрес тантризма должны быть сняты”. Однако, в добавление к этому, Вудроф говорит: “Из моих предыдущих рассуждений можно сделать ошибочный вывод о том, что я считаю, что в тантре нет спорных моментов, и что под видом следования Шастрам не вершится плохихи дел. Следет сказать, что я так не думаю, но считаю, что Шастры до сих пор не исследованы до конца и разделяют судьбу многих других индийских доктрин и практик.”
Джозеф Нидхэм, выдающийся знаток китайской науки и культуры и хорошо знающий культуру Юго-Восточной Азии, пишет: “Естественно, что викторианские учёные говорили о тантризме, гневно дыша, но мы можем задаться вопросом, а не были ли эти идеи, которые мы не можем судить по канонам своей цивилизации, имеющей лишь две тысячи лет христианской антисексуальности, всего-навсего ассоциациями с магическо-научным взглядом на мир?”
Но какое бы не было направление у тантрических текстов и учителей, существует, как это не печально, грустный и неоспоримый факт, что многие люди практикуют крайне вульгарно и антирелигиозно, что вызывает презрение не только к ним, но и к тантре как религиозной системе в целом.
Информация о тантризме до сих пор широко не доступна, потому что изначально рекомендовалось сохранять в тайне эту доктрину. Вудроф пишет: “Некоторые аспекты тантры являются секретной доктриной, передаваемой не письменно, а устно. Так, на Востоке аллегорически говорят: ‘Воистину, воистину и без сомнений Веда, Шастры и Пураны подобны гулящей женщине, свободной во всём, но доктрина Шамбху (т.е. Тантра) подобна скрытой невесте, показать которую равносильно смерти’ “.
Однако, приверженцы тантры, отмечают много хороших сторон и предлагают сравнить их с ортодоксальной индуистской религией. Например, в тантризме условия одинаковы для всех, не зависимо от расы, касты и пола. Шудра и женщина имеют равные права со всеми. Тантра даёт практический метод, позволяющий садхаку воспринять высшую доктрину на этом пути познания.
Они говорят, что “ великое учение Веданты само по себе, без сопутствующей садханы, не позволяет достичь ничего действительно стоящего. В результате её изучения может получиться пандит. Но для садхака споры пандитов, как философские так и научные, подобны ‘карканью ворон’. Это отражено в юмористической индийской поговорке о том, что ‘логик должен родить дурака’. Только лишь садхана действительно полезна в любой системе, как индийской, так и любой другой. Тантра предполагает практику и следование пратьякша шастре, которая даёт прямую передачу опыта. Основываясь на этом, существует расхожее мнение, что ‘так как другие шастры связаны лишь с рассуждениями, искусство медицины и тантра являются практическими, самодостаточными и обосновывающими себя на каждом шагу’.” В начале главы о Куларнава тантре говорится: “Глупо поступает тот, кто наслаждается лишь только именем Кармаканды, вводя себя в заблуждение множеством обрядов. Знание трансцедентального нельзя получить только принимая пищу один раз в день. Если простое натирание тела грязью и золой могут принести освобождение, тогда деревенские собаки, вывалявшись во всём этом, также могут достичь освобождения. Ритуал необходим, но он должен сопровождаться искренностью и увеличением знаний, за что отвечает таттва джняна, единственно приводящая к освобождению. Необходимо воздерживаться от пустых разговоров и тщеславия. Читающие священные книги, не знающие истины, но проводящие своё время в диспутах, подобны черпаку, погружённому в сироп, но не знающему его вкус.”
Тантра-таттва проиллюстрировала отличие ведического и тантрического путей следующим образом: Представьте посреди леса старинный замок, внутренние покои которого украшены бесчисленными сокровищами. Некто V подошёл к замку с целью посмотреть или забрать эти сокровища. Но отовсюду исходит такое сильное зловоние, что ему трудно находиться здесь. Не в силах решить, что же делать, он оглядывается по сторонам и обнаруживает, что поблизости от него находится лестница. Нижняя часть стены украшена сложным орнаментом, но зловоние мешает оставаться здесь для того, чтобы получше рассмотреть его. В частности, он замечает, что нет двери, через которую можно войти внутрь. Тогда он начинает медленно подниматься по лестнице и успешно достигает вершины замка. Здесь он обнаруживает широко распахнутую дверь, как бы приглашающую зайти гостей во дворец. Войдя внутрь, он начинает спускаться по лестнице и в каждой комнате обнаруживает доказательства неоспоримого богатства короля королей, блистающие своей красотой под светом ламп. Так, рассматривая всё в великом изумлении, он достигает нижней комнаты. Там он замечает створки двери, украшенные змеями. Они резко открываются и внутрь входит ещё один посетитель, некто Т. Удивлённый и смущённый, V говорит, что он не знал, что снизу есть дверь. Когда он пришёл и изучал стены замка, он не обнаружил ничего кроме орнамента. На что Т, улыбнувшись, отвечает, что конечно, дверь там есть, только V не смог её найти. V интересуется, почему он не смог найти дверь, а Т смог. Т отвечает, что V пошёл по правому пути, а Т по левому, и между ними происходит такой диалог:
V: Чем отличаются эти пути?
Т: Справа декорации лишь украшают стену, а слева линии образуют план, указывающий на входную дверь.
V: Откуда ты узнал об этом плане?
Т: Благодаря инструкциям гуру.
V: А откуда об этом известно гуру ?
Т: Благодаря Главному Архитектору этого здания.
V: Ты толкнул дверь и она открылась, или потребовался ключ?
Т: Потребовался ключ.
V: А где ты достал ключ?
Т: Гурудева дал его мне.
V: Но как ты смог находиться в этом ужасном зловонии?
Т: Плохой запах присутствует лишь на правом пути, а левый путь очень приятный, с запахом цветов и красивым освещением.
V: Если оба пути приводят во дворец, то в чем же их разница?
Т: (улыбаясь) Удел того, кто слева – внутренние апартаменты. Ищущие справедливости и благосклонности и переносящие трудности в одиночку идут по правому пути. Их греховные поступки и связи приводят их на правый путь. Но если кто-либо из них, имеющий более близкую связь с королевской семьёй, сильно возжелает созерцать Королеву Королев (Раджараджешвари), он пойдёт по левому пути.
V: А какие близкие отношения связывают тебя с королевской семьёй?
Т: Королева, наша Мать – моя дхарма-мать.
V: В нашей стране родственные отношения между дхарма-матерью и дхарма-сыном весьма отдалённые. Почему же тогда ты говоришь о близких отношениях?
Т: Я сказал, что она моя дхарма-мать.
V: Что ты имеешь ввиду?
Т: Ты сказал, что в вашей стране дхарма связь весьма отдалённая, но в этом королевском дворце дхарма отношения очень близкие, и я имел ввиду, что она не приходится дхарма-матерью тебе, она моя дхарма- мать.
В этом диалоге из Тантра-таттвы V – ведический, а Т – тантрический садхаки. Здание – наши грубое и тонкое тела. Зловоние, окружающее его – это эгоизм, привязанность, заблуждение, ненависть, стыд, гнев, страх, злословие и т.п. Лестница – это последовательность садхан. Открытая дверь наверху здания – это знание о таттве. Многочисленные сокровища – это сиддхи или Брахма-вибхути. Левый и правый пути – тантрический и ведический пути соответственно. Ключ – тантрическая мантра , которую даёт гуру. Украшения на стенах – устройство человеческого тела. Створки двери в стене – муладхара, украшения в виде змеи – сама кундалини.

Тантрическая литература


В соответствии с одной традицией считается, что тантры – это пятая Веда; для каждого периода Бог создал своё писание: для Сатья-юги – веды; для Трета-юги – смрити; для Двапара-юги – пураны; для Кали-юги – тантры. Тантры предназначаются человечеству Кали-юги. В них открывается не относящаяся к этому времени истина, адаптированная к сильно ослабленным способностям людей этой юги. Слово тантра означает что-то, расширяющее знание, ‘таньяте вистарьяте, джнанам анена тантрам’.
Практики, близкие тантризму очень древние. Их обнаруживают и в Ригведе, и в Атхарваведе. Некоторые считают, что они произошли ещё в до-ведические времена. Но как вид литературы с философским смыслом тантры появились гораздо позднее. Если тантрические работы можно отнести к началу Христианской эры, если не раньше, то последние появились не позднее восемнадцатого – девятнадцатого веков.
Тантры, вообще говоря, можно разделить на пять категорий: Шайва, Шакта, Вайшнава, Шаура и Ганапатья. Свои собственные тантры также имеют буддисты. Обнаруживается сходство в композиции брахманических и буддийских тантрических текстов.
В тантрах соблюдается строгое следование обычаям тантризма как шрути или агама, ‘откровение’, как противоположность смирти или нигама, “традиция”. Слово Агама подразумевает шастру, посвящённую Шивой его божественной супруге Парвати. Аналогично, нигама подразумевает класс тантр, пришедших от Парвати. Большинство тантрических произведений Шайвас и Шактас представлены в виде диалога Шивы с каким-либо аспектом его божественной супруги. В тантрах Вайшнава говорящим является один из аспектов Вишну. В буддийских тантрах, называемых сангитис, говорящим или автором надлежит быть Будде или Бодхисаттве.
В тантрах поднимаются и обсуждаются различные вопросы. Несмотря на разнородные элементы, присутствующие в них, тантры, как религиозная литература, главным образом связаны с садханой или религиозными обрядами, а не с какой либо системой абстрактных размышлений. Практический аспект, садхана, является основной частью тантр. Как в буддизме так и в брахманизме тантры сильно принижают общепринятые практики. Они содержат протест против ортодоксальных идей. Они принимают исключительно практическую часть религии.
Говорят, что индийские тантры произошли из Вед. Если тантрические практики могут быть отнесены к временам Вед и Упанишад, то тантры как особый вид литературы и садханы несомненно связан с ростом Шайвизма. Санкхья-Йога придала им важную философскую подоплёку.
Существует восемнадцать агам или Шива-тантр (в некоторых традициях – двадцать восемь). Они носят ритуальный характер и имеют дело с такими основными ведическими ритуалами как хома, абхишека, дикша, ягья и пракарана. Кроме того, в них имеется метод возведения храма Шивы (вместо жертвенного алтаря), способ почитания Шивы, Йога, мукти (спасение), и т.д. Происходит обращение не к одному из старых богов ведического пантеона, а к Шиве.
Хотя хронологическая схема тантр не может быть понята при настоящем уровне знаний, кажется, что тантры типа агама принадлежат первым пяти – шести векам Христианской Эры, от Периода Кушана до конца Периода Гупты.
Следующая стадия развития индийских тантр, вероятно, отражена в классе литературы, известной как ямала. Справедливо будет сказать, что литература ямала зародилась между шестым и девятым веками нашей эры. Существует восемь основных ямал: Рудра, Канда (Сканда), Брахма, Вишну, Яма, Вайю, Кубера и Индра. Тогда как подлинные Шива тантры или агамы представляют традицию Рудры или Сада Шивы, тантры ямала представляют традицию Бхайравы. Говорят, что бхайравы имели человеческих учителей, достигших полного освобождения и практически ставших Шивой.
Ямалы свидетельствуют о сильном развитии тантрической садханы. Это не только попытка определить, во-первых, различные тантрические традиции, но и введение большого разнообразия в поклонении новым богам и богиням. Они вводят, во-первых, хорошо развитый тантрический пантеон и несомненно, что при этом использовалось большое количество местных культов. Также они открывают тантрическую садхану для других каст. В соответствии с Брахма ямалой, существует тантрическая садхана трёх типов: дакшна, вама и мадхьяма, соответствующих трём гунам: саттве, раджасу и тамасу. Джайядратха ямала, одно из дополнений Брахма ямалы, содержит упоминание о большом количестве божеств, в основном Шакти, таких как Калика, Рашакали, Индивара Калика, Дханадакалика, Дживакали, Ракшакарани, Бхайрвадакини, Калантаки, Вирьякали, Сиддхилакшми и т.д.
Постепенно Шактизму придаётся всё большее значение. К десятому веку индийские тантры приобрели шактический характер, основной целью стало не достижение освобождения, а приобретение власти над силами природы.
Концепция Шакти как изначальной энергии, явно прослеживается в последовательном развитии индийской литературы и философии, с различными символами и иносказаниями.
Шактизм является одним из важных культов в современной Индии. Шакти или Богиня Мать почитается различными способами. Ей посвящены многочисленные места поклонения и изображения, находящиеся в различных частях страны. Та или другая форма этого божества считается Иштадеватой, т.е. божеством, охраняющим Шактов (поклонников Шакти). Однако, не будучи привязанными исключительно к одному божеству, Шакты уделяют внимание и возносят молитвы также и другим божествам. По всей стране проводится большое количество праздников, посвящённых этим Шакти-божествам.
С упадком буддизма в Индии, начиная примерно в десятого века, многие индийские и буддийские тантрические секты смешались друг с другом, что в целом проявилось в тантризме как Шактизм. Это хорошо отражено в индуистской Самбхога (Саммахана) тантре, созданной примерно в четырнадцатом веке.
Этот синтез или сближение индийского и буддийского тантризма в последующих веках поставил под угрозу два других тантрических движения: культ Натхов с налётом Шайвизма и культ Сахаджа с налётом Вайшнавизма.
Говорят, что основателем культа Натхов был Сиддха Матсиендра Натх. Все великие учителя этого культа назывались Натхами. Самыми известными среди них были Мина Натх, Горакша Натх, Чауранджи Натх. Их учение было широко распространено в Бенгалии, и удивительные истории о них послужили темами популярных песен. Последователи Натхизма вначале существовали как монастырская группа, а впоследствии они основали отдельное сословие в индийском обществе.
Вайшнава Сахаджа как самостоятельная секта была определена в Бенгалии до опасности, связанной с Чайтаньей. Чанди Дас был первым Вайшнава Сахаджем, жившим, скорее всего, в четырнадцатом веке. В его песнях и киртанах содержатся некоторые фундаментальные доктрины этой секты. Радха – это Шакти, Кришна – Высшая Реальность.

Развитие буддийского тантризма

 


Отношение Будды и раннего буддизма к тантрическим практикам было неприязненным. Но всё же у раннего буддизма были некоторые свойства, которые способствовали принятию и освоению тантрических практик последователями буддизма. Буддизм не принимал ни кастовую систему, ни обязанности людей на определённых стадиях жизни (система варн). Это, несомненно, привлекало многих последователей, но многие из них, ставшие членами монашеского сообщества, не имели даже отдалённого понятия об обучающих подготовительных процессах, подобных ванапрастхе или саньясе в индийской религии. Таким образом, многие из этих монахов отклонялись от предписанного пути, даже во времена Будды, что обрекало их на тяжёлую участь после смерти. Значительное увеличение числа последователей привело к образованию секретных организаций, называемых гухья- самаджас (гухья, секрет). Они создали собственный текст, названный Гухья-самаджа тантра, который, по их словам, исходил от самого Будды.
Гухья-самаджа тантра, созданная около третьего века нашей эры, провозглашает, что состояния Будды можно достичь в течение наименее короткого промежутка времени. Оно может быть достигнуто в течение одной жизни, даже во время получения удовольствия в роскоши, употреблении мяса, вина, и наслаждений с женщинами. Соответственно, освобождение не зависит от физических испытаний и воздержания от всех удовольствий мира. Фактически, это утверждение того, что освобождение не может быть достигнуто через трудности и страдания, а лишь через осуществление всех желаний.
Гухья-самаджа не только даёт инструкции по достижению освобождения, а также показывает путь по достижению успехов в обычной человеческой жизни, предоставляя большое количество мантр, мудр и мандал. Обычные последователи более заинтересованы в мирском успехе, нежели в освобождении, хотя здесь и говорится о его лёгком достижении. Текст составлен таким образом, что объединяет в себе Йогу, Хатха-йогу, мантры, мудры, янтры и мандалы.
Гухья-самаджа тантра, приписываетая Асамгу, жившему около 400 г. н.э, является одним из важнейших текстов буддийского тантризма.
Путь, показанный Гухья-самаджа тантрой, со временем развился в форму тантризма, впоследствии названную Ваджраяной или путём Ваджры к освобождению. Существует вера в его неразрушимость. Ваджраяна внесла большой вклад в буддизм и буддийскую культуру в целом. Ваджраяна не только внесла элементы йоги в обычную молитву, но также создала стройную систему мантр, используемых во всевозможных целях. Ваджраяна распространилась в Непале и Тибете и была переведена на тибетский язык. Некоторые работы также попали и в Китай, и как видно из переводов, встречаются теперь в китайской Трипитаке. Были написаны тысячи работ по темам, связанным с Ваджраяной – о Йоге, мантрах, тантрах, и т.п. Это была большая жизненная религия до наступления магометанства.
Внутри буддизма Ваджраяны образовалась отдельная группа, выступающая против излишнего ритуализма, присутствующего там. Эта группа допускала более сильное напряжение в йогических практиках и процедурах и стала известна как Сахаджа буддизм. Культ Сахаджа встречается не только в буддийском, но также и в индийском тантризме. Фактически, связь секретных йогических процессов с буддизмом привела к появлению Сахаджа буддизма, а связь с Шивой и Шакти – к появлению Шива и Шакти Сахаджи. Связь этих процессов с Вайшнавизмом привела к Вайшнава Сахадже. Так как Сахаджа основана на большом напряжении в йогических процессах, большое значение там придаётся человеческому телу как воплощению целой вселенной.