Введение. Немного об истории тибетской медицины.

 

"Перевоплощение Учителя, риши по имени Видьяджняна,
отделился от сердца Учителя и, устроившись
в пространстве, изрек такие слова:
"О, друзья, тот, кто хочет жить, не болея,
кто хочет лечить болезни,
пусть учит наставления по врачеванию!
Кто хочет долголетия, пусть учит
наставления по врачеванию!
Кто хочет выполнять дхарму, быть богатым,
быть счастливым,
пусть учит наставления по врачеванию! Кто хочет избавлять
от страданий других,
кто хочет вознестись над головами, пусть
учит наставления по врачеванию!"
"Чжуд-ши", Тантра основ.

Медицинские традиции Индии и Китая в древности.



Нам часто кажется, что истинная цивилизация существует только в наше время, а века прошедшие - полны неудобств и невежества; мы почти не задумываемся о том, какими будут казаться сегодняшние достижения - даже не через тысячу! - а через какую-нибудь сотню-друтую лет... Только редкие люди - иногда это археологи и историки, а иногда художники и поэты - умеют чувствовать связь времен и величие ушедших культур.
Культура Востока возникла в глубокой древности. На территориях современных Индии и Китая городское строительство, разнообразные ремесла, архитектура, скульптура, живопись и, главное, письменность - уже существовали, когда малообитаемая Европа была еще покрыта густыми девственными лесами, а до основания Рима оставалось почти два тысячелетия. История же первоначального накопления медицинских знаний вообще уходит в невообразимую древность. Археологи утверждают, например, что операции на черепе научились делать уже в верхнем палеолите - за 12-10 тысяч лет до нашей эры...
Начатки врачебного искусства существовали у всех народов, но именно в Индии и Китае они впервые стали системами знаний. Историки расходятся во мнении, какая из этих традиций старше. Первые письменные записи медицинских знаний появляются в этих странах уже во втором тысячелетии до нашей эры. До наших дней древнейшие книги не дошли, но в более поздних медицинских трактатах встречаются ссылки на них.
Например, самый древний и авторитетный канон китайской медицины "Хуанди нэй цзин" ("Канон Хуан- ди о внутреннем"), был записан "всего лишь" во II - III веке до новой эры, но в Китае утверждают, что создан он был значительно раньше легендарным Хуан-ди ("Желтым Владыкой"), который управлял страной целое столетие - с 2698 по 2598 год до новой эры. Хуан-ди - культурный герой мифов Древнего Китая, ему приписывают не только создание медицинского канона, но и изобретение лука и стрел, ступки и топора, одежды и обуви, а также строительство первой лодки и первой колесницы [6].
Надо отметить, что китайцы очень бережно хранят не только старинные книги, но и Надо отметить, что китайцы очень бережно хранят не только старинные книги, но и память о выдающихся врачах древности и их особенных достижениях. До сих пор во многих трудах, посвященных акупунктуре, встречается рассказ об известном враче Чин-Юэ-Жене, жившем 2500 лет тому назад и в совершенстве владевшем методами иглотерапии. Он спас сына правителя одной провинции от странной болезни, сопровождавшейся похолоданием рук и ног, замедлением дыхания, пульса и потерей сознания, поставив ему иглу на темя. Помнят о выдающемся враче древности Бянь-Цзюе, изобретателе пульсовой диагностики, знают и годы его жизни: 406 - 310 до новой эры.
Сохранившиеся и известные ныне записи канонов индийской медицины также относится к первому тысячелетию до нашей эры, хотя основные ее положения были созданы значительно раньше. Отдельные ее положения встречаются уже в текстах четырех Вед - древнейших религиозно философских книг Индии [5]. "... Индийская медицинская традиция - аюрведа (ayurvеdа - слово на санскрите, древнейшем языке человечества, и означает оно " знание о долголетии") - пишет Т.Е. Елизаренкова, крупнейший наш востоковед, - рассматривается некоторыми авторитетами, как вспомогательная часть Атхарваведы" [1]. В первом тысячелетии в Индии существовали как медицинские школы для обучения будущих врачей, так и учебники, которые полагалось заучивать наизусть.
Ни индийскую, ни китайскую традиции ни в коей мере нельзя считать народными медицинами, если под народной понимать такую медицину, в которой основой знаний служат разрозненные эмпирические находки, а не целостная концепция, причем знания, рецепты и приемы лечения передаются либо по наследству, либо отдельным ученикам. Медицины же Индии и Китая - и это особенно важно отметить - были науками, чьи корни уходили не в эмпирический опыт, а в определенные религиозно-философские концепции. Они только подтверждали на частном примере - человеке - правильность общего подхода к миру.
Ко времени рождения Будды - в 623 году до новой эры - индийская, аюрведическая медицина, уже была сложившейся и общепринятой в Индии системой знаний, со своим подходом к строению человеческого тела и его болезням, с отработанными методами лечения и письменными медицинскими трактатами. С ее помощью уже лечили людей на протяжении многих веков. Если говорить современным языком, методы аюрведической медицины имели теоретическую базу и прошли невероятно длительную апробацию.
Будда в своих странствиях, как известно, врачевал страждущих. Его ученики и последователи продолжали эту традицию, обучаясь аюрведической медицине и переосмысливая ее на буддийский лад. Ими было написано много новых медицинских трактатов. Расходясь в философском подходе к природе человеческой души, индуизм и буддизм одинаково смотрели на устройство и болезни человеческого тела. Развивавшаяся буддистами медицина была родной дочерью аюрведы и пользовалась ее основными понятиями, приемами и даже некоторыми терминами. Вместе с буддизмом из Индии на север - в Тибет и Китай, и на юг - в Бирму, на Цейлон и в другие страны - распространялась и аюрведическая медицина [18].
К сожалению, с индийской аюрведической медициной Россия знакома только по популярным пересказам [19]. Основные аюрве-дические трактаты существуют в переводах на тибетский, китайский, старомонгольский языки. И хотя в "годы застоя" появилось много прекрасных переводов классических буддийских и индийских религиозно-философских текстов, Аюрведа переведена не была, возможно, в связи со сложностью этой работы. В конце 80-х годов было издано несколько популярных ее изложений. В 1992 году вышла книга Дипака Чопры "Идеальное здоровье" [21]. Общая идеология этой книги опирается на аюрведическую медицину, но поскольку книга ориентирована на американского читателя, она никак не учитывает ни особенностей русского климата, ни характера пищевых продуктов в России. Кроме того, рекомендованные этой книгой лечебные средства требуют применения индийского сырья, нам недоступного. Тем не менее, это первая у нас книга, посвященная, не лечению болезней, а сохранению здоровья и выдержана она в духе аюрведической медицины.
Тибетская медицина, - возникшая и развивавшаяся в Тибете после прихода туда буддизма - известна у нас гораздо больше, поскольку были переведены и изданы некоторые основные ее трактаты [17, 28, 29].

Происхождение тибетской медицины.



История тибетской медицины связана с историей становления буддизма в Тибете и полна преданий и мифов. Централизованное Тибетское государство возникло довольно поздно, создателем его в VII веке нашей эры был Сронцзан-Гампо, женившийся на двух принцессах - китайской и непальской. Обе принцессы были буддистками, обе прибыли в Тибет с большими свитами, их сопровождали архитекторы, художники, поэты и очень знающие врачи; привезли и большое количество книг. Влияние такого мощного культурного десанта не замедлило сказаться: Сронцзан-Гампо покровительствовал буддизму и развитию культуры. Вскоре была создана тибетская письменность и освоен ксилографический способ печатания, при котором тексты гравируются на деревянных досках и далее переносятся на ткань. Стали переводить на тибетский язык и издавать многочисленные религиозные, философские и научные труды Индии и Китая, в том числе и медицинские трактаты, индийские и китайские,
Буддизм стал официальной религией Тибета спустя столетие, в VIII веке нашей эры, мирно потеснив древние тибетские культы. Есть предание о том, что пламенный проповедник буддизма в Тибете, просветленный учитель Падма-Самбхава, войдя в мистический контакт с духами местных божеств, заставил их поклясться, что впредь они будут защищать буддизм. За это им были обещаны почести, приношения ячменем и вином, а также возможность вещать устами прорицателей.
Последующие века были временем накопления знаний и культуры, На тибетском языке издавались самые разнообразные сочинения, в том числе многотомный буддийский канон, в который входила и аюрведа. В Тибете появились свои врачи, использовавшие подход аюрведической медицины, приемы диагностики и акупунктуры китайской медицины, а также те приемы врачевания, которые издревле существовали в Тибете.
Особенно известен был врач Ютог-гонбо, живший в VIII веке - человек ясного ума, высокой духовности и весьма образованный. Он трижды ездил в индийский город Магадху, на родину буддизма, для изучения медицинских сочинений на санскрите в университете этого города, он обучался тонкостям врачебного мастерства у тамошних практикующих врачей. После Ютог-гонбо тибетская медицина развивалась преимущественно в традициях аюрведических, хотя и китайская медицина, и местные, тибетские приемы цели-тельства продолжали иметь права гражданства.
В XII в. врач Ютог-ЙонданТанпо, которого в Тибете считают перевоплощением врача Ютога-гонбо (и рассказывают, что медицинские познания он проявил уже в трехлетнем возрасте), решил обобщить весь собранный в течение предыдущих столетий положительный опыт тибетских врачей.
Он разработал своеобразную медицинскую систему, которую невозможно однозначно свести ни к китайской, ни к индийской, хотя исходные теоретические положения обеих легко узнаются в текстах тибетской медицины. Ютог-Йондан-Ганпо создал четырехтомный трактат и назвал его "Сердце амриты - восьмичленная тантра тайных устных наставлений", известный под кратким названием "Четыре тантры" или "Чжуд-ши" [18], [28], [29].
Современные санскритологи единодушно сходятся во мнении, что основной текст "Чжуд-ши" идентичен тексту классического аюрведического трактата "Аштанга-Хридая-Самхита", известного в Тибете с VIII века. Исключение составляют разделы "Чжуд-ши", посвященные пульсовой диагностике, исследованию мочи и некоторые другие. Кроме того, в "Чжуд-ши" упоминаются лекарственные и пищевые растения, характерные для Тибета, очень многие рекомендации по образу жизни в этой книге учитывают суровый климат Тибета, а не жаркий, муссонный климат Индии.
Китайские тексты, которыми пользовался автор, менее известны. Традиция утверждает, что Ютог- Йондан-Ганпо, создавая главы о диагностике по пульсу и моче, использовал китайский оригинал трактата "Сомараджа" - один из основных источников по китайской медицине. На санскрит этот трактат был переведен еще во втором веке нашей эры, в VII в. появился его перевод на тибетский язык.
Так что же, тибетская медицина - это просто компиляция индийской и китайской медицин? Разумеется, нет. Не будем забывать о том, чем существенно отличается Тибет от Индии и Китая - о климате; это очень важный момент. Ни в Индии, ни в большинстве провинций Китая не бывает таких суровых зим, с морозами и ветрами, как в Тибете; а в Тибете не бывает ни сухой, опаляющей жаром весны, ни изнурительных летних муссонов с проливными дождями, как в Индии. В Тибете растут иные травы, злаки и плоды. Теоретические положения, положенные в основу "Чжуд-ши", взяты из индийской медицины, но практические их приложения - методы лечения, характеристики воздействия пищи на три основных процесса - приспособлены к тибетскому высокогорью, учитывают его суровый континентальный климат и особенный растительный мир. Кроме того, тибетская медицина впитала в себя традиции и приемы, сложившиеся в Тибете до появления там буддизма, и она по праву может считаться вполне самостоятельной медициной, имеющей с индийской медицинской традицией общую базу основных понятий.
Обучение медицине в Тибете, как и во всех других странах, длилось долго. Иногда будущий врач поступал учиться почти ребенком, в 10-12 лет. В начале он помогал старшим при сборе трав, затем - при приготовлении лекарств; освоив грамоту, знакомился с медицинскими трактатами. Став постарше, будущий целитель получал право присутствовать при осмотре больных. Самостоятельным лекарем студент становился не ранее 25 лет, после длительного курса обучения и посвятительных испытаний.
Тибет долго был закрыт для европейцев. В начале нашего века по заданию Русского Географического общества в Тибет под видом буддиста-паломника отправился бурят Г.Ц. Цыбиков, только что окончивший факультет восточных языков Петербургского университета.
Об этом рискованном путешествии Цыбиков рассказал в книге "Буддист-паломник у святынь Тибета" [30]. Он пишет в ней и о медицинском образовании, центром которого был специальный ме дицинский монастырь (дацан) в Лхассе, столице Тибета. Обучалось в нем около 60 студентов - по одному командированному от каждого тибетского монастыря. Содержание они получали от Далай-ламы (главы тибетских буддистов), общее руководство обучением осуществлял крупнейший знаток тибетской медицины - главный личный лекарь Далай-ламы. Обучение длилось 12 лет, как и на других факультетах (философском, например). Студенты жили в отдельных домах, и каждый вечер особый надзиратель обходил эти дома, проверяя, старательно ли будущие врачи учат наизусть медицинские трактаты; нерадивых сурово наказывали.
От студента требовали, чтобы он исполнял пять правил: относился бы к словам учителя, как к изречениям самого Будды; к медицинским трактатам - как к священному писанию; к соученикам - как к родным братьям; к больным - как к своим детям и внукам; к крови, гною и прочим нечистотам учился бы относиться без брезгливости, подражая в этом собаке и свинье.
К этическим качествам будущих врачей предъявлялись весьма высокие требования. Вот что написано в "Чжуд-ши" в главе "О лекаре": "Увидев страдание, решившись помочь, не различай ни хороших, ни плохих, не испытывай ни к кому ни любви, ни отвращения, а только проявляй милосердие, сострадание, радость и уравновешенность".

Тибетская медицина в России.



Из Тибета в Монголию и далее - в XVII веке - в Бурятию, тибетская медицина пришла вместе с буддизмом. В Бурятии она подверглась некоторым изменениям: бурятские врачеватели были вынуждены искать среди местных растений заменители дорогим и малодоступным индийским и китайским лекарственным средствам, а, назначая диету, должны были считаться с местным климатом и с местными пищевыми ресурсами.
Именно поэтому эта медицина имеет чрезвычайный интерес для России, особенно для ее северных и сибирских областей. Важно и то, что в процессе адаптации тибетской медицины в Монголии и Бурятии ламы-врачеватели научились использовать многие местные растения, действующие порой эффективнее, чем дорогостоящее привозное сырье. (В настоящее время в Бурятии используется вдвое больше видов растений, чем в Тибете, и только 15% лекарственного сырья остается привозным).
Россия познакомилась с тибетской медициной в ее бурятском варианте в XIX веке при императоре Александре III. Губернатор Забайкалья граф Муравьев-Амурский, вполне оценивший во время своего губернаторства возможности бурятских лекарей, привез в Петербург Цултима Бадмаева - главного ламу- врачевателя Агинского дацана.
Агинский дацан в то время был крупным буддийским центром в Забайкалье. Звание ламы (в переводе с тибетского "лама" - высший) буддийские монахи получают после длинного периода послушания; звание же ламы-врачевателя дается только тем посвященным буддистам, которые оканчивают двенадцатилетний курс обучения на медицинском факультете буддийского университета, и в течение некоторого времени успешно занимаются медицинской практикой. Главный лама-врачеватель Агинского дацана Цултим Бадмаев был очень известным в Бурятии целителем.
Вот что писал о нем профессор Григорьев в обзоре, посвященном пятидесятилетию Петербургского университета: "Бадмаев - из бурят Восточной Сибири... Обширные познания, приобретенные им в тибетской медицине, и необыкновенно счастливая практика между нерчинскими бурятами сделали его в 1853 году извест-. ным местному русскому начальству. Избранный в члены-сотрудники по Сибирскому отделу Императорского Русского географического общества, он в 1857 году приехал в Санкт-Петербург, просил дозволения показать и здесь свои медицинские познания. Прикомандированный с этой целью, по Высочайшему повелению, к Первому военно-сухопутному госпиталю, он, под наблюдением врачей, пользовал там с большим успехом от разных болезней, преимущественно от чахотки и рака..."
Через некоторое время Цултим Бадмаев принял православие. Он имел в столице обширную практику, излечивая больных методами и лекарствами тибетской медицины, несколько лет изучал хирургию в медико-хирургической академии, а также преподавал монгольский язык в Петербургском университете. Государь разрешил ему открыть клинику, где врачевание велось по методам тибетской медицины и лекарства изготовлялись по ее рецептам из забайкальского, китайского и индийского привозного сырья.
Клиника и аптека при ней просуществовали до 20-х годов нашего века. Младший брат Цултима Бадмаева - Петр Александрович Бадмаев, получивший не только знания по тибетской медицине, но и посещавший медицинский факультет в С.-Петербурге, также стал известным и популярным врачом в начале нашего века, у него лечились многие сановники и придворные императора Николая II.
В 1903 году Петр Бадмаев издал основной трактат тибетской медицины "Чжуд-ши" на русском языке [20]. С тех пор - и до 90-х годов нашего века - эта работа не переиздавалась. Имя Бадмаева было почти табу даже на его родине, в Бурятии, возможно, из-за популярности Бадмаева при царском дворе, а возможно, из-за его политических идей - он был сторонником присоединения Китая и Тибета к России, и, скорее всего, принимал участие в каких-нибудь политических интригах.
Его книга не столько перевод, сколько оригинальное толкование трактата, который Бадмаев сделал, имея европейское медицинское образование, и одновременно, будучи практикующим тибетским врачом. Во время работы над книгой в его доме жил посвященный лама очень высокого ранга, и каждая глава писалась только после длительных консультаций с ним.
После революции Бадмаева несколько раз арестовывали, его клиника и аптека были закрыты, а архивы конфискованы. Похоронен П.А.Бадмаев в Санкт-Петербурге.
В 30-х годах было разгромлено и большинство дацанов в Бурятии; ламы, в том числе и ламы-лекари, были репрессированы, развитие тибетской медицины в Бурятии - искусственно прервано. В 60-80 годы в Бурятии продолжали врачевать методами тибетской медицины всего несколько лам-лекарей и народных целителей, среди них был и замечательный человек и прекрасный врачеватель Г.Л. Ленхобоев, которому обязаны здоровьем и знакомством с методами тибетской медицины очень многие люди.
В эти же годы интерес к тибетской медицине активизировался в научных кругах, очень успешно над переводами и интерпретацией текстов работали (и работают поныне!) ученые Бурятского филиала Сибирского отделения Академии наук СССР, там же велась многолетняя и многодельная работа по исследованию рецептур тибетской медицины, опознанию и ботаническому определению упомянутых в текстах лекарственных растений. В 1989 году был издан новый перевод первого, второго и четвертого тома "Чжуд-ши" (переводчик Д. Б. Дашиев) [28]. Там же издан ряд работ о лекарственных средствах тибетской медицины [22, 17, 26]. Третий том "Чжуд-ши" (переводчик тот же Д.Б. Дашиев) увидел свет в Улан-Удэ в 1991 году - это вообще первый перевод и первое издание этого тома на русском языке [29].

Трактат "Чжуд-Ши".



Что же представляет собой трактат, именуемый "Чжуд-ши" и до сих пор считающийся главным источником знаний по тибетской медицине?
Он состоит из четырех томов, весь материал трактата в оригинале изложен в стихах. В первом томе, самом коротком, который называется "Тантра основ", дается как бы краткое оглавление: в нем перечислено все то, что составляет содержание трех других томов трактата. Повествование ведется от лица будды Бхайшаджья-гуру; из своего сияющего тела будда эманирует четырех просветленных мудрецов-риши для создания трактата. Каждая глава всех четырех томов (четырех тантр) начинается с вопроса или просьбы одного из этих риши о разъяснении тех или иных положений медицинской науки.
Для уяснения структуры "Чжуд-ши" в конце первого тома ("Тантры основ") рассказывается о "древе медицины". Древо медицины - это символическое изображение, поясняющее строение трактата, оно весьма полезно для запоминания текста - вспомним, что студенты медицинского факультета учили трактаты наизусть. "Древо медицины, - говорится в этой тантре "Чжуд-ши", - это сжатая, похожая на экстракт.. суть "Чжуд-ши", которая является предметам изучения для немногих мудрецов и совершенно недоступна для разума глупых. При желании узнать подробности - смотрите в большие трактаты..."
Древо стоит на трех корнях, эти корни - строение тела, распознавание болезней, лечение. От корней отходят девять стволов, которые символизируют девять разделов тибетской медицины. Первый ствол - это учение о норме, второй - учение об отклонениях от нормы - расстройствах и болезнях. Еще три ствола посвящены диагностическим приемам - осмотру (включавшему в себя определение конституции больного, осмотр языка и глаз, выделений, кожи); ощупыванию (включавшему и пульсовую диагностику) и опросу - очень подробному, поскольку врач расспрашивал больного об его образе жизни, привычках, питании, субъективных ощущениях. Оставшиеся четыре ствола - это разделы, посвященные лечебным средствам - питанию, образу жизни, лекарствам и процедурам.
От стволов, как и положено, отходят "ветви" и "листья" - более мелкие разделы трактата. Например, на стволе пульсовой диагностики три ветви, на каждой из них по три листа, каждый листок - какой-то прием пульсовой диагностики, подготовки к ней, методов обследования и т. д. Всего от девяти стволов отходит 47 ветвей и растет на них 224 листка.
"На древе этом распускаются два цветка - долголетие и здоровье, созревают на нем три плода - преуспеяние в дхарме, богатство и счастье", - так кратко формулирует "Чжуд - ши" результат успешного овладения методами тибетской медицины.
Во втором томе "Чжуд-ши", "Тантре объяснений", содержатся сведения о том, как образуется тело, как возникают и развиваются болезни в нем, как влияет на здоровье образ жизни, пища и питье;
как распознаются болезни и какие существуют методы лечения, лекарства, процедуры и инструменты для лечения болезней; каким должен быть лекарь, занимающийся лечением болезней; как жить, не болея.
В третьем томе "Чжуд-ши", "Тантре наставлений", который не входил ранее ни в одно издание, и впервые переведен и издан в 1991 году, описаны болезни, наиболее распространенные в те времена;
этот том посвящен вопросам практической медицины.
И, наконец, четвертый том, "Дополнительная тантра", рассказывает о методах лечения - лекарственном сырье, растительном, животном и минеральном; о способах приготовления лекарств, о различных процедурах - ваннах, иглоукалывании, массаже, и других приемах.
В этой книге подробно рассматривается учение индо-тибетской традиции о том, "как жить, не болея". Трактат "Чжуд-ши" используется, как основной (но не единственный!) источник сведений. Обширный материал трактата, посвященный описанию болезней методам диагностики болезней и средствам их излечения, в том числе и лекарственным травам, здесь не излагается. Эта книга посвящена только одному положению индо-тибетской медицины - учению о норме, об образе жизни, сохраняющем здоровье. Все апелляции к европейскому знанию включены в нее в надежде, что научные аналогии помогут читателю лучше понять древнее знание и, возможно, найти к нему свой творческий подход.
Следует отметить, что индо-тибетская традиция придавала исключительное значение режиму и диете. "Лекарь, не знающий дие ты и режима, похож на стреляющего в мишень в темноте. Он усилит болезни, а силы тела - подавит", - говорится в 31 главе " О лекаре".
И там же дается краткая формулировка самой сути подхода традиционной индо-тибетской медицины к лечению: "Наука врачевания учит, как уравновешивать первоэлементы человеческого тела". Все теоретические концепции индо-тибетской (и китайской) медицины опир И там же дается краткая формулировка самой сути подхода традиционной индо-тибетской медицины к лечению: "Наука врачевания учит, как уравновешивать первоэлементы человеческого тела". Все теоретические концепции индо-тибетской (и китайской) медицины опираются на учение о первоэлементах, "стихиях" - земле, воде, воздухе, огне и пространстве.
Уравновешивать первоэлементы! Вся суть подхода к питанию, образу жизни, лекарствам состоит в том, чтобы, узнав состав первоэлементов тела данного человека, помочь ему уравновесить их. Уравновешенность первоэлементов - вот источник здоровья, долгой жизни, благоденствия. Человеческие страсти и незнание, климатические нагрузки и неправильное питание - тысячи причин нарушают естественное равновесие первоэлементов. Искусство жизни и врачевания состоит в умении определить эти нарушения и сбалансировать их.
Чтение этой книги и, тем более, первоисточников, потребует определенных усилий. Восточный подход может показаться непривычным сознанию, воспитанному в рамках западных научных традиций.
"Чжуд-ши" советует изучающим:"Усваивай и размышляй, не ленясь, ибо лень - это враг,создающий помехи.Пока не завершил обучение, смотри, слушай, вбирай в себя все, отбросив сомнения".

"Соломон рек: "Ничто не ново на земле". Платон домыслил: всякое знание есть ничто иное,
как воспоминание; так что Соломону принадлежит мудрая мысль о том, что всякое новое есть забытое старое".
Фрэисис Бэкон. Опыты. LVIII.

"Если недостойные оценщики оценили драгоценности
ниже их достоинства, не следует осуждать драгоценные камни".

Бхартрнхари, "Собрание трехсот строк", (VI-VII век).