...Мы решили остаться еще на сутки, чтобы как следует все осмотреть и немного отдохнуть в этом великолепном месте. День прошел незаметно, и уже начало смеркаться, когда Андрей, Миша и я решили спуститься в кафе поужинать. Даже не представляя, чем обернется для нас это безобидное решение…

 

 

 

 

Часть вторая. Эски-Кермен.

По этой тропинке нам предстоит подняться

…Итак, мы двинулись в путь по направлению к Эски-Кермену. Погода стояла великолепная, лучи солнца струились на землю нескончаемым золотым водопадом. Дорога была несложная и недлинная (она была бы еще проще и короче, если бы кое-кто из нас – не будем указывать пальцами, хотя это был слоненок – не уезжал постоянно вперед, толком не зная дороги, и не сбивал всю команду с пути истинного :)), и до вечера было еще далеко, когда мы поднялись на Эски-Кермен.

Главная улица города

Взорам нашим предстала совершенно фантастическая картина. Целый город, вырубленный в камне – улицы, дорога, здания в несколько этажей, комнаты с колоннами… И все это – в цельном камне. И вправду можно поверить, что все это великолепие выстроили гномы, как сказал нам местный толтек. :)) Впрочем, не будем забегать вперед…

Пещера со всеми удобствами

Немного погуляв по древнему городу, мы начали искать место стоянки. И почти сразу нашли замечательную пещеру на склоне горы, гостеприимно укрывшую странствующих йогов и их друзей от всех превратностей судьбы. :) Пещера была так велика, что свободно вместила велосипеды, вещи и две палатки (вместила бы и три, но наши друзья решили расположиться на каменном козырьке над пещерой).

…Итак, после обретения временного приюта осталось набрать воду и приготовить ужин. Оказалось, что воду можно набрать только в небольшой кафешке, расположенной в получасе ходьбы от лагеря, у самого подножия горы. Может быть, это объясняет почти полное отсутствие здесь туристических лагерей (чего не скажешь о Мангупе), хотя великолепие, как  природное, так и рукотворное, Эски-Кермена, на мой взгляд, с лихвой окупает это мелкое неудобство. Дима даже как-то высказался в том смысле, что афишировать это место не стоит, дабы не привлечь сюда толпы туристов, а вместо этого проводить закрытые йога-тусовки, однако природное бескорыстие не позволило ему воплотить эту идею. :)

Миша готовит свой фирменный плов

Набрав воды и поужинав фирменным Мишиным пловом, мы с чувством выполненного долга отправились спать. На следующее утро наши друзья отправились в Севастополь, а мы остались обследовать пещерный город. И постепенно он поражал нас все больше и больше. Казалось, что гора, словно кусок сыра, прошита пещерами сверху донизу. Они переходили друг в друга, пересекались, ветвились, им не было конца…

Та самая лестница

А однажды мы обнаружили каменную лестницу, спиралью проходящую через всю толщу горы и выходящую к подножию. Лестница была довольно крута, ступени местами совсем стесались, однако мы спустились к самому низу. Вбок уходил еще один тоннель, ведущий куда-то вниз, во тьму, однако метров через 15 оказалось, что он залит водой, и нам не удалось туда проникнуть. До сих пор интересно, что же там находится, в этом коридоре?

Утес-башня

С другой стороны горы мы обнаружили отдельно стоящий утес, к которому со стороны горы был перекинут узкий деревянный мостик. Внутри также было вырублено помещение, так что утес был похож на отдельно стоящую сторожевую башню.

Мы решили остаться еще на сутки, чтобы как следует все осмотреть и немного отдохнуть в этом великолепном месте. День прошел незаметно, и уже начало смеркаться, когда Андрей, Миша и я решили спуститься в кафе поужинать. Даже не представляя, чем обернется для нас это безобидное решение…

Было около 10 часов вечера, когда мы спустились. Почти совсем стемнело. Мы заказали ужин и устроились за столиком. Неожиданно к нам подошел работник этого заведения, поставил на стол пачку крымского вина и сказал: «Что-то часто вы здесь показываетесь. Давайте пообщаемся, что ли?» И, то ли место и впрямь магическое, то ли «рыбак рыбака…», но человек этот оказался ярым последователем Учения дона Хуана. Имени своего не называет, где был до Эски-Кермена, не рассказывает – в общем, натуральный толтек. :)

В непринужденной беседе о сновидениях, перепросмотре, стирании личной истории  и прочих бытовых подробностях жизни магов и прочих воинов прошла пара часов. По истечении которых наш собеседник сказал: «Ну что, пойдемте – покажу одно место интересное?» Мои робкие замечания, что, дескать, уже 12 ночи и за нас могут волноваться, действия не возымели, и мы отправились. Вскоре провожатый подвел нас к склону горы и, указывая на вход пещеры, проговорил: «Нам туда». От входа нас отделяли метров 15 камня, уходящего почти вертикально… Однако одолели мы их на удивление легко, и оказались в пещере правильной прямоугольной формы – настоящем резонансном ящике. Усиление было колоссальным, от звука содрогалась, казалось, вся толща камня. Дрожала кожа на лице. Мы расположились каждый в своем угле и, приноровившись, начали хором кричать, петь, хлопать в ладоши… «АОУММММММММММММммммм» - громовыми раскатами разносился в пещере вечный первослог. :) Не знаю, было ли слышно наше пение за ее пределами, но если было – мы подарили незабываемый концерт всей округе. :) Вдоволь накричавшись, мы принялись танцевать (звук был такой, словно били в барабаны, хотя под нами была многометровая толща камня). В какой-то момент наш новый знакомый исчез, и обратно вернулся минут через 10, в одной руке держа еще одну пачку вина, в другой – какую-то изогнутую железку, которую назвал «ловцом духов». Как он взобрался с этим добром и без фонаря, ночью, почти по вертикальной стене – для меня осталось загадкой. Наигравшись на своей железяке (звук напоминал во много раз усиленный звук варгана), он предложил нам продолжить экскурсию по местным местам силы. Вновь я попыталась вразумить спутников, но слова мои канули в пустоту, и я покорилась судьбе. :) Да и маг наш сломил мое сопротивление сообщением, что гора, на которую нам предстоит подняться, называется Женской, и что на ее вершине женщины испокон веков загадывали желания, которые обязательно исполнялись. :) И я сосредоточенно заспешила вслед за остальными, параллельно составляя примерный список желаемого. :)) (Что загадала, не скажу, но желание это вскоре сбылось. ;))

Ворота

Подъем за вышеупомянутую гору оказался недлинен, но довольно крут. Склон местами уходил вверх отвесно, и забираться приходилось, держась за свисающий сверху канат. Я, честно говоря, вообще не знаю, как мы умудрились вернуться из этого похода целыми и невредимыми. Но, впрочем, не будем забегать вперед.

Те же ворота. Вид днем.

На вершине мы увидели большие, в три или четыре человеческих роста, каменные ворота. Ворота смотрели прямо на уходящий вдаль горный хребет, по вершине которого была проложена гладкая каменная дорога. Местами сохранились каменные бортики и отверстия для столбов по ее краям. Зрелище было фантастическое: огромные ворота и дорога, уходящая вдаль – на высоте около 70 метров над землей…

Поляна, на которой полагалось загадывать желания, находилась с другой стороны ворот. Наш спутник привел нас туда и предложил сесть на землю, выключив фонари. Поляна сплошь поросла густой, высокой, мягкой травой, и казалось, что сидишь на подушке. Воздух был удивительно теплым, тихим (вообще вокруг стояла невероятная тишина – не шевелилась, похоже, ни одна травинка) и сытным, как молоко. Не знаю, чувствовали ли это остальные (гора-то женская :)), но мне казалось, что сама Мать-Земля обнимает меня, как младенца. Уходить не хотелось, хотелось вечно остаться в этом тепле, этом покое и безмыслии…

Ночь. Улица. Фонарь.

Но в конце концов пришлось подняться. «Ну что, пойдемте – храм покажу. Тут недалеко,» - нарушил молчание наш провожатый. Мы согласились. И кардинальной нашей ошибкой было то, что не спросили мы, что значит в его понимании «НЕДАЛЕКО»…

...Мы отправились по ведущей по хребту дороге,  долго петляли в зарослях, теряя из виду и находя ее вновь, перевалили через хребет (встретив, кстати сказать, по пути еще один колодец, сохранившийся еще со времен древнего города) и шли по ущелью. Шло время. Пятнадцать минут, двадцать, полчаса… Почти три часа ночи. Где же, наконец, этот храм?!

Осадный колодец

Наконец мы подошли к горе метров 50 в высоту и с крутыми склонами, густо поросшими лесом. «Нам туда, - сказал провожатый, - давайте отдохнем перед подъемом». Мы уселись в траву и выключили фонари. Стояла тишина, и только где-то в ветвях прямо над нами выводил трели соловей, а его подруга отвечала ему временами робким посвистыванием. Долго сидели мы, подслушивая этот птичий разговор, которого не могли понять, прежде чем поднялись и направились к цели нашего ночного похода.

Деревянный крест на
вершине над храмом

Почва, покрывающая склон, осыпалась под ногами, и подниматься можно было, только цепляясь за стволы и ветки деревьев, к счастью, росших густо. Наконец мы поднялись на вершину. Храм оказался такой же выдолбленной в камне пещерой, как и весь этот древний город. Со стороны его совершенно не было видно, и только кто-то установил на плоской, как стол, вершине прямо над храмом деревянный крест…

Фрагмент фрески

Стены храма покрывали фрески, ныне почти уничтоженные. Ликов не было, можно было разглядеть только нимбы, остатки одежд и надписей. (Позже я узнала, что фрески были целы до недавнего времени, пока в Крым не вернулись турки. Они-то и разрушили изображения святых, выдолбив лики…) На каменном алтаре стояли несколько бумажных иконок, свечи и бутыль с маслом.

Алтарь в храме

И вот наконец мы пустились в обратный путь. Было около трех часов ночи. Самое темное время суток. Пару дней назад было новолуние, и теперь над головой можно было с трудом различить узкий, как волосок, серп луны. Спутник наш предложил возвращаться другой дорогой, которая, по его словам, была проще. Ну, то, что она проще – это было его субъективное мнение, но она была ДРУГОЙ, и это главное. Минут через десять, когда мы окончательно потеряли ориентиры, он выключил фонарь и потребовал, чтобы мы сделали то же. На два шага впереди еще можно было с трудом различить спину впереди идущего, на шаг отстанешь – и ты лишен всякого ориентира. Минут 15 мы шли вверх по склону в сосредоточенном молчании, однако нашему проводнику этого показалось мало. «Что это я впереди иду все время? А ну давай ты,» - сказал он, выдернув Мишу и поставив его впереди себя.

…3.30 ночи. Три йога в полном молчании и без фонарей гуськом сосредоточенно пробираются по незнакомой горной местности, натыкаясь периодически на стволы деревьев и друг на друга, чудом не наступая в многочисленные ямы и канавы, ступая след в след, как воины индейского племени. Отрядом ненавязчиво руководит безымянный последователь Хуана Матуса, явно получающий от процесса несказанное удовольствие. Бег силы. Картина маслом. Полный идиотизм…

За те полчаса, что понадобились, чтобы перевалить через хребет, во главе отряда успели побывать по очереди все, включая меня («Куда теперь? Налево?» – «Ну иди, интересно, куда ты нас приведешь?») Мише, однако, эта роль удалась лучше других. Но вот, наконец, мы увидели знакомые места. Радости нашей не было предела, как у потерпевших кораблекрушение, неожиданно увидевших впереди полоску желанной суши. Наш проводник предлагал «продолжить банкет». По программе у него еще был вызов духов и коллективное сновидение в месте силы. Мы, однако же, от такого заманчивого предложения отказались, горячо простились с ним и направились в лагерь.
Из двух наших фонариков мой умер совершенно, Андрея еще держался. Идти втроем цепочкой с одним налобным фонариком было очень неудобно. По дороге Миша красноречиво рассказывал, что нам сейчас вставит и чего навесит Дима, он же наш капитан («И будет совершенно прав,» - добавляла я). Напомню, мы ушли в 10 вечера в кафе слегка поужинать… Временами раздавались крики – кого-то звали. Мы исправно откликались, хотя слов не слышали.

…Дима и Кристина спали сном праведников, являя истинно йоговское спокойствие. Нам стало до того обидно, что мы начали шуметь, пытаясь привлечь внимание. «Что, уже утро?» - раздался из палатки сонный голос Кристины. Мы кое-как стянули насквозь промокшую от пота одежду (включая куртки) и залезли в палатку. Очень неприятно чувствовать себя взмыленной после забега лошадью, а уж когда три лошади оказываются в одной палатке… Но воды не было, да и устали мы так, что было уже на все наплевать. И вот, немного придя в себя и почувствовав себя в покое и безопасности, мы взглянули друг другу в глаза… И видно было, как в глазах этих одновременно проявляется одна и та же мысль. Она бросалась в глаза, она читалась издалека и сходу, как заголовок бульварной газеты: «КАКИМИ НАДО БЫТЬ ИДИОТАМИ, ЧТОБЫ ОТПРАВИТЬСЯ НОЧЬЮ… В ГОРЫ… НЕИЗВЕСТНО КУДА… НЕИЗВЕСТНО С КЕМ?» И видно было далее, как мысль эта уплывает и сменяется другой, еще более ошеломляющей: «КАК МЫ ЗАВТРА ОБ ЭТОМ РАССКАЗЫВАТЬ БУДЕМ?»

Однако напряжение начало спадать. Андрей мрачно ругался на чем свет стоит, понося трех идиотов, Миша хохотал почти непрерывно, я тоже не могла сдержать смех… Наконец все угомонились, и я тут же провалилась в сон, пролетевший, как один миг, и без единого сновидения. А на следующее утро, поспав часа 4, мы двинулись в путь, в Севастополь…