увеличить Публикуется дневник первого посещения Крыма в 1981году: молодость, свежесть впечатлений, легкая сексуальная и нелегкая алкогольная озабоченность и нестеснение все это проявлять как в быту, так и на бумаге являлись как особенностью эпохи, так и спецификой компании...

Именно в этот год мы открыли для себя Меганом, Рыбачье, Судак. В тот год я впервые увидел море и научился плавать "по-настоящему" :)

За свою богатую событиями историю Повидловы совершили множество увлекательных и опасных путешествий и приключений. Мы предполагаем начать публикацию их дневников с первого посещения Крыма братством Повидловых.

КРЫМ '81

Сигнальное издание из архива

«ПОВИДЛОФФФОНДА»

Действующие лица: Валера Шурик Д.Повидлофф

а также: Коша Слава Люда Таня

ЧАСТЬ 1. Когда их стало трое

27 июня 1981 (ДПФФ)

Cегодня я решил начать писать дневник нашего путешествия в Крым, хотя оно еще не началось и неизвестно, начнется ли, хотя очень хотелось чтобы началось. А завертелась вся эта карусель однажды, по-моему, в начале марта, когда было холодно, скучно и Валера жил на даче.

Как-то мы купили пива, пошли к нему и начали рассуждать о жизни, себе и т.д. Подогретые пивом мы довольно оживленно болтали, и тут Валера вспомнил, что пару лет назад он ездил в Крым и предложил поехать туда летом. Сочными красками набросал он картину путешествия, а так как летом делать мне было нечего - в стройотряд меня не взяли -уговорить меня ничего не стоило, Решено. Мы едем в Крым.

В последствии было еще много таких встреч, постоянно подогревавших интерес к этому путешествию. Сначала мы решили ехать большой шаблой. Предполагалось взять и Валериных знакомых из Северодонецка. Были колебания и насчет сроков. Резоннее всего было бы ехать в августе, но у Славика были какие-то дела на август и постепенно стало ясно, что ехать придется в начале июля,

В начале июня обрисовался состав: Макс, Валера, Шурик, Славик с женой, Коша, Люда и я. Решили - чем больше народа, тем лучше. Пытались сманить Михаила, но оказалось, что он тоже едет в Крым, но на машине. Решили оставлять друг другу письма на пунктах «До востребования», может быть и встретимся там. Посмотрим. Коля едет во Фрунзенское и надо не забыть к нему заскочить. Но вот 23 июня встретился с Серг.Вит. и он мне сказал, что Валера сидит в общаге и рвет и мечет, как медведь в жаркую погоду - некому ехать. Ситуация неожиданно осложнилась - Славик вылетел из института и, естественно, отпал вместе с женой, за ним Коша, Шурик едет в строяк. В тот же день пошли к Максу. Там было решено - едем втроем. Разложили карты, обсудили, что без канистры будет туго. Задумались насчет билетов. Решили заказать четыре билета (один на всякий случай) за 12 дней в соответствующем бюро. Поручили это дело Валере, поскольку у него сессия уже кончилась. Написали открытку на 2 июля. Решили, что возьмем мою гитару-я взял клей, чтобы ее заклеить.

Валера с открыткой, конечно, прощелкал. Появилась и потухла еще одна возможность - через знакомого кассира. Внезапно выяснилось, что нас дезинформировали. Шурик едет. Нас стало четверо. Но Валеру отзывают домой. Вечером 26 он нам сообщил об этом, вдохнул в нас массу оптимизма по поводу билетов и поездки. Вкратце я приведу его рассуждения:

1. Уехать из Москвы в Крым нефига делать,
2. На это надо максимум 2 дня.

План действий: как только все сдадут экзамены - марш бросок по магазинам с целью закупки продуктов. Уложили рюкзачки -фьють в дорогу. Перед этим послать в Северодонецк телеграмму: «Началось». Это означает, что начался поход и путь назад нам отрезан. На Курском вокзале один вентилирует кассу возврата билетов и покупает сколько можно на Симферополь, двое других дежурят у касс продажи билетов за 1 - 2 дня. Максимум через 2 дня билеты у нас на руках и мы отправляемся в путь - неважно, вместе или поодиночке. Шлем 2-ю телеграмму: «Выехали». Приехавшие идут на автовокзал и ждут транспорт на Феодосию или Планерское. В Планерском находим кемпинг и становимся там с палаткой никого не спрашивая. Явка (место встречи) - на единственной пристани, откуда уходят катера каждые три часа начиная с 9 утра до 23. Вот так. Все это убедительно смазывалось воспоминаниями о том, как он с друзьями ездил в Крым 3 года назад. Признаться, мне это даже понравилось.

1 июля (Д.Повидлофф)

Вчера сдал сессию и почувствовал себя свободным человеком. Приезжал Шурик, я объяснил ему план действий, он купил топленного масла и уехал домой. Вернется только завтра вечером. Вчера же встретил Макса, у которого явно проглядывает неуверенность в завтрашнем дне. Не пришлось бы ехать втроем.
Сегодня с утра поехал в Москву на предмет выяснения обстановки.

Решил встать в очередь за билетами и мне повезло: простояв 4,5 часа и поимев длинный разговор с кассиршей добыл 3 билета на ночь с 3-го по 4-е. Черт возьми, есть повод веселиться, что и говорить, удача. Хотя романтики и меньше, чем в первоначальном плане. Вечером Снова поехал в Москву, купил продуктов и не нашел примус, Зашел к Максу поделиться радостной вестью, но он даже не отреагировал. По прежнему пребывает в пессимизме. Меня это огорчило. Но сейчас проблема номер 1 - примус. Наш по-видимому сперли, у Максима есть «Шмель», но в нем что-то неисправно, надо как можно скорее разобраться. Часов в 11 вечера отправил телеграмму Валере. Сегодня ночью я плохо спал. Мне снился Крым и всевозможные связанные с этим проблемы.

Взял фляжку у Коши. Он намекнул, что тоже поедет в Крым, как только устроит Славика в инст. Сталей и сплавов.

б июля. (ДЛовидлофф)

Всвязи с тем, что веду дневник крайне нерегулярно, приходится вспоминать, что было в пропущенные дни. Итак,

2-е июля. С утра поехал в Москву. Стоит страшный пер -купил примус «Шмель-2" и супы. Теперь, похоже, мы вооружены до зубов. После обеда зашел к Максу и он мне сообщил, что поскольку достал путевку в Геленжик, в Крым он не едет. Мои опасения оправдались, Ну да ничего, поедем втроем. Вечером испытал примус, работает нормально. Последняя ночь дома.

3-е июля. Утром с Шуриком поехали в Москву, где толкнули билет. Нужно закупить чая, гречки нет, купили «Гурджиани» и 10 батлов пива. Гнусно сходил в Долгопрудненскую баню, парная не работала. Да, чуть не забыл важный момент - 2-го вечером получил от Валеры телеграмму следуюещго содержания: «Самолет 5/7 явки старые». Итак, хоть Валера не откололся. Вечером собрал вещи, попрощался с мамой, пообещал звонить и слать телеграммы и двинул в общагу. Там с Шуркой раскидали шмотки по сумкам и рюкзакам. Оказалось кошмарное количество вещей - у Шурика. Мы с ним (на этом месте меня прервал Валера, я прочел ему то, что получилось и, естественно, забыл, что хотел написать).

Решили ехать в Москву на электр, в 23.56. В общаге смотрели фильм по телеку, в 23.42 я закричал зачем-то «time to action!». Мы схватили рюкзаки и побежали. Путешествие началось Настроение бодрое.

4-го июля в 1.50 тронулись в путь. На нашем месте сидит какая-то старушенция. Оказалось, что она опоздала на свой поезд и теперь твердо намерилась ехать на нашем месте. Пришлось мне доставать надувной матрац и лезть на третью полку. Окружающие пытались ее урезонить, но она, по-моему, не прониклась. Часов в 12 ночи приехали в Симферополь.

5-го июля, ночь, Следуя указаниям аборигенов добрались до автовокзала, где вы¬яснили, что ед. автобус до Планерского идет в 7.50. Завалились спать около кассы на надувные матрасы. Нам громко завидовали остальные приезжие. Проснувшись от холода в 5 часов обнаружил, что у кассы уже длиннющая очередь, Срочно встал в нее, но последний билет на Планерское взяли точно передо мной. Поедем до Феодосии, оттуда до Планерского ходят автобусы.

В Феодосии в первый раз в жизни увидел море - и не удержался, чтобы не искупаться, хотя кроме меня никто в воду не лез. Первые впечатления: холодно (17гр), солено и легко. И вода какая-то зеленая. Часов в 15.30 Приехали в Планерское. В кемпинге нашли местечко чуть сбоку и встали, никого не спрашивая. Кстати, сейчас мы уже примерно в центре - в тот же день и сегодня приехала масса машин. Искупались, поели в столовой (по-видимому, в последний раз) и разведали окресности. В 6 часов пошли на явку.

Возвращаясь с пирса, уверенные в том, что Валера будет только завтра к утру услышали за спиной вопль «Стоять, одноглазый!». Это был он! Проявив феноменальные (по его словам) способности ездить на попутках он успел на первую явку.

Тут же развернулась активная деятельность, Искупались, пошли на почту послать телеграммы. Вечером взяли пару фляжек с «Гур.» и «Изабеллу». Пижонски одевшись и захватив гитару пошли на парапет. Сели на турбазовском пляже, обнаружили, что забыли кружку. Пока искали кружку, потеряли фляжку. Нас довольно быстро окучили, Купались в натуральном виде. В общем, вечер был проведен приятно.

8 июля (Д. Повидлофф)

Сейчас мы сидим на катере, который везет нас из Приморского в Судак. Валера штопает рюкзак, Шурик задумчиво глядит в море, я пишу дневник. Нужно опять вспоминать, что было раньше. Итак,

Утро 6-го. Проснулся от холода - замерзли ноги, т.к. в головах у нас лежали рюкзаки, а ноги были высунуты из палатки. Поскольку я первый встал , то решил взять на себя обязанности дежурного - сегодня примус в первый раз должен был загудеть. Позавтракав, схватили канистру и ласты и отправились «не доходя Мертвой Бухты» (по словам В.), Там в первый раз одел ласты. Здорово . Нашей добычей стали 2 краба, "Которые были сьедены на ужин. Вечером опять отправились на пляж турбазы. Т.к. старые знакомства возоб-навлять не хотелось, прошли подальше - но там мы были в одиночестве - правда немножко попели 2-м малышам. Решили сесть на лавочке на главном проспекте. В ход пошла «Машина Времени». Минут через 5 появились слушатели, Потом были устроены танцы. Бросили на дорогу шляпу. Увы, деньги рассыпали какие-то хулиганы. А там был десяток монет неразличимого в темноте достоинства. Решили, что завтра отсюда снимаемся.

7-го июля. Сегодня дежурный по кухне Шурик. Решили разузнать насчет Карадага. Оказалось, практически невозможно. По горам ходят егеря и взымают с каждого по 50р. Решили как-нибудь договориться через возможных физтехов на биостанции - возможность, что и говорить, призрачная. Впрочем, сейчас я спросил у Шурика, и оказалось, что это к 6-му, а 7-го после утреннего купания мы поехали катером в Приморское на 13.10. Выяснили, что про физтех на биостанции и не слыхали. Походив по окрестностям, решили встать лагерем на пляже, минутах в 20-ти ходьбы от пристани. Дул холодный ветер, весьма неуютно. Отужинали пловом. Неплохо. Потренеровали
песни, Валера офигивает от свирели. Дело в том, что на одном с нами катере ехали ребята, которые здорово играли в таком составе: гитара, свирель и бубен. Мы с ними разговорились, они сыграли на на прощание мелодию. Здорово играют, гады. Особенно прилично колупал на свирели бородатый. Валера зажегся мыслью создать подобный ансамбль-ведь мы еще к тому же можем петь!

Легли спать рано. Решили спастись от ветра за камнем на самом берегу. Все было задумано неплохо, но ночью ветер поменял направление, и мы все замерзли.

Утром 8-го дежурный Валера. Еще 6-го решили отжиматься каждый день по 120 раз. 7-го план выполнен. Пойманного вчера ропанга Валера сегодня подарил девочке (он вообще к ним неравнодушен). Учусь правильно плавать, Вчера слазил на гору - с высоты все кажется игрушечным и море теряется в молочной дымке и берега резко очерчены, как на карте. А сегодня после отжиманий и купания снялись со стоянки и до сих по плывем на катере.

9 июля. ( Д.Поводлофф)

Итак, мы приехали в Судак. Вытащили вещи на пляж, я пошел искать почту. До нее оказалось минут 30 ходьбы, но телеграмму я все-таки дал. Когда плыли на катере заметили между Приморским и Судаком красивый скалистый мыс. Называется Меганом. Поскольку на Карадаг мы не попали, решили сходить туда. Но распросы у местных жителей дали самые неутешительные результаты. Меганом закрыт.

Вообще Судак мне не понравился. Неперный город, как вспоминал еще Валера. Решили ночевать на закрытом пляже. Правда, нас предупредили, что ночью ходят парами милиционеры и не дают купаться, Но тем не менее больше ночевать было негде и мы остались. Решили сварить ужин, и тут произошло совершенно кошмарное событие - отказал примус. Это была беда - у нас полные рюкзаки супов, круп и не на чем все это варить! Мы с ним ковырялись часа 2. Разбирали и развинчивали все, что можно было развинтить, С наступлением полной темноты решили сделать последнюю на сегодня попытку его разжечь -сменили кольцо на поршне, иглу и клапан. И, о чудо!, примус заработал. Мы радовались, как дети леденцу. Жизнь снова засияла перед нами, хотя была уже ночь. Быстренько сварили рис и почувствовали себя на верху блаженства. Постелили матрацы прямо на пляжные лежаки и уснули.

Утром проснулись довольно рано - нас разбудило радио. На пляже уже суетился народ. Стали передавать зарядку, и мы наблюдали, как бабы делают упражнения под музыку. Они стояли в ряд на пирсе и все это очень смахивало на пьяный кардебалет. После завтрака решили идти к Меганому. Ближайшая остановка - мыс Алчак. По дороге встретили какого-то пограничника. Он пообещал «срезать», если мы поставим палатку. Т.к. палаток мы ставить не собираемся, это нас устраивает. Путь преградил «Чертов мостик», Валера с усилием через него перелез, мы с Шуриком спустили ему вниз рюкзаки, после чего переплыли морем. Кстати, сегодня довольно неспокойно. Прошли немного мимо хаотического нагромождения камней. Выбрали себе местечко поэкзотичней, бросили рюкзаки и полезли осваивать ближайшие скалы. Пофотографировали друг друга - посмотрим, что получится. Вокруг нас людей пока не видно, поэтому решили позагорать обнаженными. А сейчас вовсю вокруг нас шумит и брызгает море, орут чайки и дует ветерок. Кончаю писать, т.к. ветер сорвал с моего наса последнюю одежду.

11 июля (Д. Повидлофф)

Стоим на том же самом месте. Итак, вспоминаем дальше. 9 июня камень упал мне на голову так быстро, что я не успел увернуться. Почесав ушибленное место и осквернив злословием скалы, я поднял голову и увидел парня, который стал спрашивать Валеру. Извинившись за чаек, которых он отгонял камнями и нечаяно попал мне по голове, парень пригласил нас с Шурой к ним в гости. Мы пришли, познакомились, поболтали, попили вина. Спать легли рано.

10 июля. Потренеровались с Шурой в прохождении Чертового мостика. Валера привел две биксы. Развлекали их до вечера, потом пошли провожать. Возвращаясь на стоянку, провернул шутку - перед Чертовым мостиком толпилось с десяток бледных отдыхающих, которые считали переход через него смертельным трюком. Я прикинулся в усмерть пьяным (что было легко после выпитого пива) и, икая и пошатываясь, без остановки пошел к Чертовому мостику, быстренько перелез и пошел дальше не оглядываясь...

15 июля (Валера)

Решено вести дневник по очереди, чтобы это дело совсем не зачахло. Это предложение, как и все стоящие рассмотрения мысли исходило от меня (т.е. от Валеры). Так как эти злодеи давно не брались за перо (по моему они вообще в конец одичали и разучились писать), то мне придется кое-что вспомнить.

Итак, 10-го я притащил 2-х телок. Снялись они в Судаке, клюнув на Димычевский белый платочек. Втретив их утром, я крутнул их на несколько стаканчиков сухонького и мы пошли на Алчак. И тут эти дамы нимало меня удивили тем, что ни секунды не задумавшись проскочили Чертов мостик даже на сняв шлепанцев. Потом я привел их в конспиративную бухту, у которой был один вход и почти не было выхода. Состоялось быстрое, но трогательное знакомство и через 10 минут все были как родные. День прошел как-то незаметно. Вечером я пошел провожать наших гостий и вернулся поздно, но это к делу не относится, Кстати, чертов мостик ночью - это интересно.

11-го утром что-то делали, потом ближе к обеду пошли за пивом в Судак и встретили вчерашних знакомок. Димыч вернулся с ними на стоянку, а мы с Шурой набрали пива (в канистру 10л) и через некоторое время пошли туда же. потом пили пиво с мидиями и с женщинами, а к вечеру я уснул: проснувшись понял, что опаздываю и рысью ринулся в Судак. Вернулся поздно. Под утро был довольно сильный дождь, были все мокрые и злые.

12-го утро тусклое и мокрое и с головной болью и слабостью во всем теле. День ничем не запомнился, кроме одной детали. Деталь вроде бы и мелкая, но пижонски внешне эффектная. Она была условно названа эстафетой. А дело было так. Мы с Димычем пошли в Судак за водой. Возвращаясь назад, мы еще издали увидели большую для столь диких мест толпу людей. Одни якобы мирно наблюдали заход солнца, но их выдавали ноздри, они хищно трепетали, жаждя крови. Другие, на которых так надеялись первые, в нерешительности топтались у края мостика, впоминая своих любимых жен и детей, в глубине души решив, что эти развлечения не для них, тем более что на Чертовом мосту чем черт не шутит. И тут появляемся мы с Димычем. Звучит слово «эстафета». Хитро подмигнув друг другу, с песней «Мечта сбывается и не сбывается» и с 10-ти литровой канистрой воды мы ступаем на отвесную стенку. Канистра передается из рук в руки и, пока она передается, каждый успевает зацепиться за трещины и выступы какой-нибудь частью тела. Все идет хорошо, но вдруг на половине пути я чувствую, как волной с белым гребнем на меня накатывает желание. Да, я страшно хочу пить. И если уж я хочу, то я хочу.

Делать нечего, мы зависаем над пропастью. Бьет барабанная дробь, отвинчивается крышка, и я улыбаюсь от счастья голубому небу и затаившим дыхание и надежду на более кровавое зрелище зрителям. Залив эту жажду, я вспоминаю, что у меня еще остались дела в Судаке, а Димыч уже висит на крюке. Значит прошел. Везет же ему, одноглазому. Привязавшись шнурком от плавок к выступу в скале, я машу ему обеими руками и возвращаюсь, извращаясь, назад. Вернулся я в этот день поздно.

18 июля (Д.Повидлофф)

Черт возьми, как давно я не брался за дневник Вчера произошли удивительные и радостные события, но до них мы еще дойдем. А пока вспомним 12-е. Кроме цирка на Чертовом мостике произошло в тот день еще одно событие, которое достойно того, чтобы его отметить в дневнике. Шурик ходил к мысу Меганом выяснить обстановку и вот что с ним произошло.

Пройдя некоторое расстояние до цели, он встретил какую-то военную часть. Там на него весьма мало обращали внимания, он ходил по казармам и спрашивал, как пройти на Меганом и нельзя ли здесь попить. В конце концов его повязали, арестовали и повели к начальнику. Начальник оказался парень не промах. Увидя у Шуры висящие на груди темные очки с приделанным к ним отражателем для носа, он резким тренированным движением выдернул бумажку - отражатель и стал с довольным и хищным видом ее разглядывать. На бумажке было написано непонятно и по-иностранному: «1-оса11Л». В конце концов он, правда, разобрался что имеет дело с фантиком от зубной пасты, Заставив Шуру дышать на специально вызванного для этого человека с целью определения степени опьянения, он угрозил сдачей в милицию и отпустил на все 4 сто¬роны.

13 июля. В этот день наконец-то ушли с Алчака и встретили друга. В конце концов мы плохо с ним обошлись, но об этом позже. А с утра мы схватили рюкзаки и марш-бросок на Меганом. Сделали привал в кемпинге, что стоит на пути к цели и решили смотать туда налегке и выяснить, можно ли обойти эту военную часть. В ходе похода выяснилось, что обойти ее можно, но не нужно и был найден друг. Идя по дороге услышали крик в кустах. Я даже подумал, что это крик ребенка. Но это оказался новорожденный барашек. Он нетвердо стоял на тонких ногах, кричал нам «Беее...» и еще что-то неразборчиво.

Когда мы подошли ближе, он подбежал к нам и стал тыкать в ноги и руки мордой и сосать пальцы. Мы взяли его с собой. В диком кемпинге неподалеку от Меганома он был с трудом напоен, поскольку у него был только сосательный рефлекс, а соску мы с сосбой почему-то не взяли. Вернувшись в кемпинг за вещами заправились вином и пошли напрямик по дороге сквозь воинскую часть. Нас спокойно пропустили, что не удивительно,поскольку они пропускают всех.

День подходил к концу и мы кинули вещи в укромной бухте поближе к вожделенному мысу. Да, когда мы еще шли, нас обогнал на машине кегебешник и через матюгальник ласково сказал: «Друзья мои, здесь палатки ставить запрещено, так что возвращащайтесь». Мы ему криво улыбнулись и пошли дальше, поскольку ставить палатку в наши намерения не входило. Вечером безуспешно пытались накормить кореша. Сколько же мух в этом месте!

Утром 14-го бросок на цель. Вчера нам объяснили, что на Меганоме есть 3 бухты, в 2-х стоят, а 3-я свободна. Подняться на гору можно «Козьей тропой». Звучит романтично. Признаться, лазить по жаре по горам с рюкзаком за плечами и с гитарой в руках немного напряженно. Самое хреновое то, что эти горы сложены из песчаника и совершенно нельзя быть уверенным, что зацепился основательно -проклятый песок сыпется под руками и ногами. Место мы выбрали экзотическое и труднодоступное - на мысе между двумя бухтами. Местечко совершенно дикое - сумасшедшее нагромождение скал и укромных бухточек между подводными камнями, обросшими водорослями и мидиями. Никаких признаков то¬го, что здесь раньше ступала нога человека, мы не обнаружили.

В получасе ходьбы и лазания по стенкам находится родник. В первый же день пребывания на Меганоме мы потеряли друг друга, пока его искали и из-за этого здорово понервничали. Баран по прежнему ничего не ест и здорого ослаб. Становится ясно, что долго он не протянет. Дали ему вечером немного портвейна. Он кайфовал так откровенно, что мы даже позавидовали. Хотя в общем-то участь у него незавидная - придется его порешить, пока он не околел сам. Место для ночевки выбрали неприступное. Вертикальная скала со срезанной плоской вершиной. Ночью рассматривали рожи на скалах, которые получались из-за глубоких теней, которые получались из-за причудливых щелей, которые получались из-за эррозии. На ночь была рассказана сказка и все уснули.

Проснулся я на рассвете из-за мух. Их тут откуда ни возьмись появился целый легион. Решено барана сегодня съесть, Шурик с утра пошел к роднику за водой, я в кемпинг за едой, вином и бензином, Валера пошел точить нож. Между прочим ничего зарядочка сходить в кемп - это полтора часа резвой ходьбы под солнцем в одну сторону, из них полчаса- по горам. Вечером зарезали нашего 4-го. Поскольку весь он в котелок не влазил, решили лучшую часть сварить сегодня, а то что осталось - завтра. Увы, лучшая часть была жестоко переперчена. Ночью начались кошмары: к нам со всех сторон стали сползаться всевозможные жуткие твари, на нас лезли страшной величины тараканы, пауки и скорпионы. Можно было даже испугаться. Таких тварюг я еще никогда не видал. Над головами мелькали летучие мыши, издавая пронзительный писк. Валера рассказал на ночь страшный рассказ и мы, успокоенные, заснули.

18 июля (Шурка)

Теперь события в дневник заношу я (Шурик). Здесь можно материться на иностранном. Сейчас какие-то хмыри плывут вокруг Нового Света и им объясняют, какая здесь великолепная первозданная природа. А я пишу дневник. Я только что прочел предыдущую запись о том, как мы жрали дружка. Продолжу дальше. N0х1 оау ничем не запомнился, во всяком случае сейчас его забили приятные воспоминания о вчерашнем дне. (далее неразборчиво)

Ходил сейчас с Кошей в Антизад (почти Антидюринг) за водой, а потом с Димкой в Новый Свет на почту, Но продолжу все по порядку. За один день вторая половина барана протухла так, что к котелку с трудом можно было подойти. Таким образом, мы сожрали нашего друга только на половину. В тот же день мы решили уматывать с Меганома, покуда нас не покусали какие-нибудь bastards. Наутро (прим. 17 июля) мы взвалили на плечи рюкзаки, привычно залезли на стенку и потопали вниз. На Козьей Тропе Валерка испытал радость Ргее Пу, и мы с трудом вытащили его рюкзак обратно. Таким образом, каждый когда-нибудь куда-нибудь падал. Это падение было единственным минусом в этом дне пера.

Внизу нас подцепил какой-то чувак на машине и с кайфом довез до Судака. В Судаке мы собирались отдохнуть 0.5 часа, но все вышло иначе. В. совершенно потрясно встретил Кошу, который рассказал, что он, Славик с женой и Люда(?) остановились в Новом Свете и собирались искать нас по побережью. Но мы нашлись сами. Они здесь 2-х дней. Мы с трудом наменяли деньги по 20 коп., нацедили канистру белого, взяли рыжего, выпили и сфотографировались за встречу. Вечером была балдежная встреча, причем 10 л. на 7-ых разошлись только так. Валерка разыскал своих трехгодичных знакомых, и сегодня мы с ними сыграем в футбол. Вечером мы с ними (или еще с кем-то, не помню) сидели на берегу и орали песни до 3-х часов. А сейчас сиеста и все ловят послеобеденный кайф.

Продолжение следует...

Представленный материал предназначен для служебного пользования! В тексте случайно вы можете встретить слова, которые привыкли слышать, но не видеть. Предубежденный читатель может пропускать эти слова без потери общего смысла.

ЧАСТЬ 2. Семеро смелых

(Коша)

Маленький человечек на берегу в цилиндре, похотливо щурясь, красил розы. Огромный розовый куст с белыми бутонами был уже больше, чем на половину вымазан дикой ярко-рыжей кра¬ской, и только самые верхние, до которых этот карлик не мог дотя¬нуться, сияли,как это принято го¬ворить, непорочной белизной.

Звон,звон,звон, Это мне. Телефон. «Ну ты готов?» «Четыре билета». «Сейчас семь».«Через час, т.е. в восемь, подхожу к твоему дому».«Не забудь топор и ко¬телок», Вот зараза, с тех пор как мне снятся цветные сны, утро превращается в кошмар. Пох¬мелье на нервной почве. Глаза болят. Голова ватная. А еще это чертов звон в ушах. Врочем, вру. Это телефон. Но все равно, спа¬сает только кофе. Итак, в 9.40 уходит поезд. Надо собираться. Топор. Где топор? Минут сорок ищу топор. А потом все осталь¬ное. Мать. «Ты куда?». «В Крым». И т.д. Поезд. Пиво. Кинг, Пока сплошной пер. Была нужна канистра, Есть канистра.

В Симферополе вишни рас¬тут прямо на улице, а пиво плохое и с пошлым привкусом. Дорога Симферополь - Судак, Ни фига не впечатляет. Моря не видно. Одни горы и сельскохо¬зяйственные угодья. В автобусе одна сучка все время трется ляж¬кой. Станок в общем ничего, разок  можно. Но физиономия... Нет нельзя.

Судак. Автостанция. Славик на время теряет былую уверенность и бравый вид. Действительно, черт знает, что делать дальше. Иду к расписанию узнать, когда отхо¬дят автобусы в город. Пока я это делал, Славик обрел былую уве¬ренность в лице сутенера с жел¬тыми жигулями. В результате че¬рез 10 минут мы оказываемся в Новом Свете, а семь рубликов оказываются в кармане сутенера с желтыми жигулями. Пока ехали, я все время думал, кого же он мне напоминает? (Вместо то¬го, чтобы любоваться преле¬стями дороги). Отдав деньги, вспомнил. Сокирко. Съездить бы по роже. Ненавижу.

Спуск к морю. Мои белые шта¬ны постепенно темнеют. Местеч¬ко здесь, конечно, обалденное. Море, как слеза. Пардон за ба¬нальность. В бухте встретил мольберт. Мажет маслом. Козел. Для Нового Света нужна аква¬рель, Первая ночь у моря. По¬этично. Накачались чайком, Никто не хочет спать. Но уста¬лость берет свое, засыпаю под открытым небом.

Часа через полтора просы¬паюсь и начинаю чесаться. То ли муравьи,то ли блохи, короче, ку¬саются нетривиально. Такое ощущение, как будто невидимые руки покалывают невидимыми иголками. Короче, утром кожа покрылась прыщиками. (В самый раз сказать хи-хи).

Оставив семью (купаться и загорать), по горячему шоссе ко¬выляю в Судак. Город дерьмо. Безалаберное нагромождение жилых и нежилых построек. Все дороги кривые и пыльные. Муча¬ет жажда и безразличие. Два ста¬кана рислинга (84 коп.) напоминает мне, что я отдыхаю на Чер¬ном море. Заодно вспоминаю цель своей прогулки, Я должен найти Валеру, Диму и Шуру.

22 июля (Люда, Таня)

Подражание Гомеру. Часть 1.

Гнев, богиня, воспой Вячеслава Михайло¬ва сына,
Что забрав из Москвы Таню, Кошу и. Люду,
Уложив а рюкзаки, весь запас турснаря-дов Долгопы
К крутоскалому Крыму стопы свои смирно направил.
Отдохнуть и отвлечься в краях злато-рудрого Феба.
Всемогущий Зевес не оставил его без защиты:
Страшный пер шел все время в дороге,
Так чрез пару деньков оказался уже Вя¬чеслав многотерпный
В цепкоруких объятиях друзей: Димы, Шуры, Валеры.
Было выпито много вина из сортов винограда,
Что взращен на земле богом данных Элладе колоний,
А теперь в совпромхозы могучей рукой превращенных.
От «Искристого» и «охлажденного» бы¬ло очень
Весело в шумной компании этой.
Под прекрасные звуки гитары, вбледном свете сестры Златокудрого Феба,
Словно демон поверженный, но не побеж¬денный,
Гордо Коша кружил на булыжнике сером,
Посылая проклятья богам, пошлякам и евреям.
Одичавший в Крыму, закаленный в борь¬бе с токкорунным бараном
Смело ринул Валера на скалы, играя, словно мячиком,
Серой дремучей громадой.
Остальные же тихо сидели на камне,
Замерев от восторга глядели на море
И внимали искусству Димона,
Сладкогласого сына Орфея.

Часть 2.

Словно море, изменчиво женское сердце. То обманчивой гладью манит, то внезапно Взорвется суровою пенной волною,
И штормит и бушует, и все на пути своем сносит.
Несравненная Гея, разгневавшись как-то на Зевса,
Отомстить порешила тому, кому он. покровитель,
И попала своим златоблещущим паль¬цем
На стоянку известных уж нам пилигримов,
Что плескались в воде тепловолного Чер¬ного моря.
К их несчастью, попали они в запо¬ведник,
Где росли можжевельник с сосной,
Чьи названья нам не вымолвить даже под взглядом Горгоны.
Хитроумная Гера послала «зеленый пат¬руль» к пилигримам,
А потом лесника - он компанию нашу
Попросил убираться подальше от Ново¬го Света,
Наложив крупный штраф на худую казну московитов.
Злому гению также достался сребробле-шущий
Звонкозвенящий топор,
Плод трудов несравненных умельцев Кургана.
Он спасал пилигримов от смерти голо¬дной, коварной,
Что таилась в пакетах супов, неразве¬денных пресной водою.
Пухом будет тебе древесина, товарищ наш верный,
Ну а Коша утешится острым клинком из Одессы.
Этим всем не окончились козни ковар¬нейшей Геры.
Начался многотрудный поход по путям остроскальным
Омрачаемый тяжестью рюкзаков не¬сравненно тяжелых,
Произволом сотрудников внутренних дел,
Темпераментом двух озабоченных чле¬нов компании Коши, Валеры.

24 июля (Коша)

Прекрасно! Боже мой, как это прекрасно! О Гомер, две юные не совсем грации прев¬зошли тебя в стихосложении, Они так дивно, так чудно, так е(б)стественно слагают стихи, что я слышу запах. Да-да, именно запах моря и поля. И чуть-чуточку огорода. Я не могу сдержать же¬лания. Я начина рыдать вот такими, о нет! во-от такими сле¬зами и засим отдаю перо своему другу. На!

(Валера)

Хочь убей, не возьму.

(Коша)

Итак, судацкая набережная, полдень, духота. Дикий крик и из-за ларька выпрыгивает моя Судьба, а точнее сказать, моя Участь. Звучит конечно гнусно, но по-другому трудно сказать. Итак, эта самая моя Участь в лице Валеры небритого, немытого и нестриженного.

Высвободившись из объятий друга вижу довольную рожу Димона и груду рюкзаков. Как и положено, появляется бутылка, а за ней невозмутимый Шурик. От избытка чувств на хватает слов.

И тут пускается в ход такое количество бранных выражений, какое обыкновенному порядоч¬ному человеку хватило бы на всю жизнь. Рядом сидящие девочки дружно отодвинулись.

Потом пошел дождь. Поп¬рыгали в море. Потом шли по теп¬лым лужам, боясь расплескать восторг и задирая проходивших мимо баб. К вечеру оказались в Новом Свете, Встреча прошла в теплой, дружественной останов¬ке. Впервые блевал сухим вином. Становлюсь суеверней и суевер¬ней. Озабоченный Галаша начинает гнуть свою линию. Как говорится: «Некоторые гнут свое только для того, что бы сломать чужое». Сходили ночью в Новый Свет. Купались голыми перед девочками из Прибалтики. Одну из них зовут Вирджиния. Ро¬мантично. Только Алабама по-моему лучше. Таня и Люда начинают нервничать. «Коша, ты большой ребенок», и т.д. Чувствую, что приближаются «веселые денечки». На третий день к завтраку пришел лесник и всех выгнал,

(Окончание следует)

Сонет
(Написано в лунную ночь Кошей и Д.Повидловым)

Ночная бухта шелестела,
И одинокая луна
На все с презрением смотрела
Как будто скушала гамна.

Порывы ветра были нежны
И волны бились о причал
И ночь откинула одежды
О как давно я не кончал.

И вновь в ночном молчаньи звонком
Я слышу страстный стук сердец
Бросают взгляды незнакомки
На мой свисающий конец.

Увы, напрасно шарят очи,
Прося чуть нежности в ответ
Мой друг не встанет этой ночью
Как не встает уж много лет.