Места и нравы.

Кратенький обзор поселков, урочищ, заповедников и прочих достопримечательностей Крыма, которые удалось «грокнуть», т.е. познать во всей полноте и всеми имеющимися в распоряжении органами чувств...

Было жарко. Было очень жарко. Температура в тени местами доходила до 45С (если верить синоптикам). Море было теплое. Море было очень теплое – в нем можно было купаться просто пока не надоест. Поскольку плавать и нарыть для меня – невыносимый кайф, мне это надоедало почти никогда…

В таком Крыму не иметь ласты и маску для ныряния – это просто тяжкое насилие над личностью, которое я бы внес отдельной статьей в уголовный кодекс.

ФОРОС.

В последний раз я был в Форосе года 4 назад и он у меня ассоциировался с красивейшими местами для стоянок справа от одноименного пансионата, ухоженным обширным парком, пахнущим на все лады эндемиками и безупречным бочковым «Оболонем» и одной из кафешек. Ну и, конечно, километровым скальным развалом, на котором можно найти и камни для загорания, и камни для медитации, и камни для ныряния.

Увы. Форос с болью в сердце отныне вычеркнут из списка. Кто-то не пожадничал миллионы долларов на то, чтобы ВЕСЬ кусок природы от насосной станции до дач космонавтов огородить мощнейшим трехметровым забором, скальный развал загладить и забетонировать (получилась просто крепость), построить за забором несколько вилл и подвести к ним отдельную дорогу от Симферопольского шоссе. На шоссе еще поставить будку и посадить в нее пару изнывающих от жажды солдат в камуфляже.

На оставшемся маленьком кусочке дикого пляжа толчется весь тот народ, который раньше быль распределен по километровой территории, мест для стоянок осталось не больше десятка, все они заняты и нужно уходить черт знает куда вверх, чтобы встать с палаткой. Хотя мы в этот раз палатку не брали – лень было таскать. Спали прямо под открытым небом, просто иногда надо было мазать открытые части тела антикомарином. Комаров не было, но в этом году в связи с очень дождливым июнем появилась мошка – от ее укусов на коже вздуваются бугры, которые на следующий день начинают безумно чесаться.

По привычке зашел в местное кафе попробовать пива. Тут всегда подавали изумительный бочковый Оболонь. Тоже облом. Пиво невкусное – то ли йога повлияла на вкусовые ощущения, то ли Оболонь испоганился, как Балтика в свое время.

Коротко подстригся в местной парикмахерской. Под машинку. Имидж – ничто. Кстати, от жары отлично помогают помидоры. Сочный крымский помидор - лекарство от жажды и голода одновременно. В море полно медуз, среди них появились и жгучие, с фиолетовой каймой. Поскольку плавали мы в основном обнаженными, то пару раз они цепляли за выступающие части тела. Не фатально, но пара часов жжения и дискомфорта гарантированы.


Церковь на утесе становится все красивей – видно, что средств для ее реставрации не жалеют. Возле церкви образовался маленький рыночек. Как всегда, религия очень тесно сосуществует с коммерцией.

СИМЕИЗ

На глобусе Крыма для меня появилось новое место – Симеиз. Я в него влюбился. Там есть просто все что нужно. Роскошный старинный поселок – с замечательными кривыми улицами, каменными лесенками, бесхозными мусульманскими виллами и не менее заброшенными пансионатами. Много зелени, огромные пустые парки и аллеи, какие-то статуи греческих героев, пустующие постаменты, на которых, по-видимому, раньше покоились фигуры Дзержинского и Ильича.

Хотя по крайней мере одного Ленина оставили. Я такое видел в первый раз и, возможно, в последний. Ленин на постаменте перед волейбольной площадкой бежит трусцой. Как положено, в тройке, с мечтательно-счастливым выражением лица и толи обломанным факелом, толи букетом цветов, толи эстафетной палочкой в руке. На входе в забытый строителями пансионат им. Семашко в густой зелени разросшихся кустов неизвестными магами воздвигнут эзотерический символ – 3-х с половиной оборотистая Кундалини. Весь из дерева, покрашенный в зеленый цвет, этот гад прославляет не то зеленого змия, на борьбу с которым должны быть направлены усилия врачей пансионата, не то аптекарский знак.


В вилле «Ксения» подают очень вкусный лагман, хотя должен отметить довольно высокие цены в местных предприятия питания. По сравнению, скажем, с Коктебелем. Хотя должен отметить, что в этом году цены в Крыму сильно выросли по сравнению с прошлым годом – и на проживание, и на еду, и на питье. Для примера: частный сектор – 3-5 долларов в сутки, 100гр шашлыка – 10-12 гривен.

За проход на местный пляж берут 50 коп., но если скажешь, что идешь в кафе на набережной, то пускают и так. Набережная – место для развлечений. Несколько открытых кафе и восточных ресторанчиков, пара дискотек, одна из них в достойным звуком и даже вращающимися прожекторами и стробоскопом. В первый день был небольшой штормик и народ на пляже с восторгом боролся с волнами, я тоже поборолся, потом обнаружил в плавках пригоршню камней. Непонятно как они туда попали – плавки были туго завязаны веревочкой, почки у меня в порядке…

Но главный кайф Симеиза находится за чертой поселка слева от скалы «Дива». Всего полчаса ходьбы. Кусочек дикой природы – камни, лес, чистое море. Удивительной красоты места, почему-то не засиженные туристами - несколько укромных плоских уголков, где можно поставить палатку. Занятых стоянок мы видели пару-тройку, на одном месте даже расположилась какая-то велосипедная команда.

Море чистое, хотя много медуз. На дне очень живописные камни, под водой много живности. Народ есть, но все договорились считать это место нудистским, что нас очень даже устроило. В общем, Симеиз – место будущих крымских вылазок. Но туда, конечно, по мне так нужно выезжать большой компанией – есть где развернуться!

ВЕСЕЛОЕ

Собственно, Веселое никогда не представляло для меня самостоятельного интереса – только как неизбежный этап для выдвижения в сторону Царской бухты. Этот участок Крыма – предмет моего особого поклонения и восторга. В начале тропы поставили пост, на котором два полуголых дядьки берут с желающих проникнуть на территорию заповедника по 3 гривны. Тропу раскрасили оранжевыми пятнами, испоганив все крупные камни и деревья на пути. Но внизу, у моря – все как и раньше. Народу немного, скалы красивы, море шепчет. Хочется раствориться во всем этом и остаться там навсегда.


По тропе на царскую бухту то и дело снует народ, наверное, неплохой оборот у этих современных Бендеров. Воды там, понятное дело, нет, за постановку палатки и разведение костра грозят штрафом, и вообще, сход с тропы - это преступление перед законом и за три гривны предполагается двухчасовое пребывание на охраняемой территории. Но, как заметил один из дядек с легкой грустью – мы же понимаем, что за два часа вы не успеете все пройти… Так оно и вышло. Пробыли мы там ровно сутки – много воды с собой тащить не хотелось.

ЦАРСКАЯ БУХТА


Количество отходов в виде пустых бутылок и рваных полиэтиленовых пакетов изрядно увеличилось и уже образует заметные кучи на пляже, народу много, и его подвозят на катерах из Судака пачками. В общем, осталась только ностальгия, связанная с тем фактом, что именно здесь я научился плавать в далеком 1980 году, проплыв вслед за стремительным Валерой впервые метров 800 от левого угла бухты до скал «3 монаха», расположенных на правом повороте в заповедник. До этого я проплывал метров 30-50 и уставал, мне нужно было опустить ноги и встать на грунт. Тогда, лет 20 назад, я подумал – в случае чего Валера спасет, недаром он КМС по подводному плаванию. Но Валера порхающим кролем растаял в море, оставив мне на прощание исчезающий след из взбитой ударами рук пены, и мне пришлось осваивать это бесконечное пространство в одиночку. Когда я его одолел и выполз без сил на подножие скалы, я знал, что мне, наверное, суждено быть повешенным, потому что не утону я уже точно никогда. Ведь плавать так просто…



НОВЫЙ СВЕТ

Видимых изменений за последние несколько лет, что я здесь не был, не замечено. Разве что стало больше народу и в гроте Шаляпина устроили аттракционы – подвесили несколько веревок на блоках под куполом и желающие могут испытать острые ощущения, раскачиваясь над морем, будучи подвешенными на 10-ти метровой высоте. Тропу окончательно замуровали в бетон и хождение по ней, на мой взгляд, уже лишено всякого интереса.

 

СУДАК
В Судаке были проездом, вернее, проходом по набережной. Во время обхода Алчака была обнаружена табличка, что нахождение в Капсельской бухте с целью плавания, установки палатки и пр. времяпрепровождения запрещено. Было очень жарко, хотелось плавать и мы свернули к бухте. Как водится, стоит будка со шлагбаумом и двумя полуголыми дядьками, проезд или проход стоит гривну. Народу в запрещенном к посещению месте – куча, палатки, машины, дети, зонтики… Пришлось одевать плавки.

Памятный автомобильный кемпинг в Капсели исчез. Вместо него бетонный недострой какого-то очередного санатория-пансионата.

Пустые коробки корпусов, пыльные дороги, какие-то свалки из арматуры и плит. Тоска. Надежда купить помидоры в кемпинговом магазинчике испарилась вместе с ним. Не мог не отметиться около неведомо как попавшей в пустыню нефтяной цистерны. Остро вспомнился товарищ Сухов.

МЕГАНОМ

Бухты перед Меганомом полны народом – приезжают на машинах и организовали самостийный и незалежный кемпинг. В палатке–кафе можно купить поесть, бутылку холодного сухого и замороженной минералки. На Меганоме я не был тоже лет 5. Народу не прибавилось (и это радует, а то в последний раз я был шокирован толпами отдыхающих, которые доставлялись на катерах прямо в западную бухту). Сейчас там стоит пара палаток и курсирует пара катеров. В восточной бухте за самим мысом вообще пусто.


Мыс за последние годы изменился – обрушились скалы справа. В результате частично завалило небольшую бухту, огороженную огромными камнями и затруднилось передвижение, хотя оно всегда отличалось от степенной прогулки и заключалось в скакании по камням. Теперь в ряде мест приходится перелезать через завалы. Море – прозрачнейшее, на плоском камне под кодовым названием «операционный стол» (тайна названия будет раскрыта в крымских дневниках, которые планируется опубликовать в ближайшее время в связи с истечением срока давности), расположился какой-то добродушный мужик и готовит сети. Море пахнет рыбой, на горизонте толпится траулер и невдалеке резвятся дельфины. Вот такая идиллия.

Меганом – однозначно место Силы, меня всегда здесь охватывает какое-то восторженно-торжественное настроение. Мощные нависающие скалы, испещренные уступами и кавернами служат прибежищем для летучих мышей, которые выползают в сумерки и начинают бесшумно расчерчивать небо над головой в ломаном стремительном ритме.

Ночевка, как всегда, – справа на скале. Ночь скрадывает складки скал и появляются четко очерченные громадные профили двух лиц – справа суровое мужское лицо (в голову почему-то упорно лезет Кастанедовщина), смотрящее вперед с той самой непреклонной решимостью, а слева – более мягкое спокойное женское лицо, оно мечтательно запрокинуто вверх и его толстые губы и наклонный лоб напоминают, что именно Африка является колыбелью человечества.

КОКТЕБЕЛЬ
В этот раз у меня появилась идея записать альбом для фанатов Коктебеля. Процедура записи саундтрека очень проста – надо просто с микрофоном пройти по набережной. Это как раз будет минут 40-45. Звуки сольются в одну композицию примерно одинаковой громкости из переходящих одна в другую музыкальных фрагментов, которые несутся на опережающей громкости из лепящихся вплотную друг к другу кафешек. Впрочем есть одно место, где образуется эдакая амплитудная пучность от 4-х оглушительно орущих источников. Пребывание в этом месте более 5 минут грозит как минимум психическим расстройством, в тяжелых случаях – разрывом барабанных перепонок на фоне расчетверения личности.


Особенности Коктебеля как явления природы:
1. Это самое безумное и отвязное место в Крыму. Легкий флер беспричинной эйфории охватывает сразу по прибытию и потом постепенно сгущается.
2. Огромный нудистский пляж, который совершенно естественно перетекает в обычный и служит прибежищем для людей, которые находят, что купальные костюмы нелепы и стесняют тело при плавании (есть, правда, идея – может просто купить себе плавки попросторнее?)
3. Восточные кафе с подиумами, в которых можно принимать пищу возлежа подле столика с мантами, пловами и зелеными чаями, поданными, как и положено, в чайниках.
4. Относительно дешевая еда.
5. Много молодежи, особенно москвичей и питерцев.
6. Есть несколько мест, где можно танцевать.
7. Прослойка палаточных хиппи, которые с гитарами вечером выползают в люди и сшибают мелочь пением песен.
8. Выступления местных и приезжих полупрофессиональных рокабильных команд на открытых площадках, им можно подпевать и отплясывать на полную катушку.

Количество палаток на пляже сильно возросло, что не может не радовать, хотя это моя личная особенность и я вполне допускаю, что кого-то это может раздражать. В чайном клубе на пляже (не путать с чайным домом, это полный отстой и загнивание) тусуется загадочная сильно расслабленная молодежь с постоянной полуулыбкой на губах. Однажды, проходя мимо их двора огороженного по случаю небывалого урожая камыша плетенной изгородью, я увидел 3-х парней, которые синхронно занимались какой-то формой динамической йоги. Посмотрев за ними столько, сколько мне позволяли приличия ( а я очень деликатный человек, скромно так, потупив глаза), не смог ничего сказать ни про школу, ни про уровень продвинутости адептов. По-моему класс игры был невысокий, но в динамике я не эксперт.
увеличить


Мои надежды хоть в Коктебеле поесть настоящего шашлыка их баранины рухнули. Раньше с этим не было проблем – хочешь из баранины, хочешь из свинины. Увы, хохлы и татары, которые готовят перед какфе на открытом воздухе плов в огромных казанах, похоже, окончательно забыли все традиции и, я бы сказал, нормы приличия. Они готовят плов ТОЛЬКО ИЗ ГОВЯДИНЫ! Это нонсенс, но на всем побережье Крыма, которое было пройдено в этот раз, настоящий плов не готовли нигде. Олдовые мужики с характерным восточным прищуром в замызганых рубахах и фартуках виновато разводили руками и соглашались, что это неправильный плов, но что делать… Ларчик открывался просто – бараний жир быстро стынет, плов нужно подвать очень горячим. А так они готовят нв растительном масле огромный казан и продают его весь вечер. Ничего, что он чуть теплый - съедят и так.

В эту жару единственно верным способом организовать свой день было разбить его на две части с перерывом на сиесту. Самые ценные часы – раннее утро. Подъем в 6, а лучше – 5:30, чтобы успеть насладиться до жары чистым морем, прохладностью (ну, это я загнул) воздуха и безлюдностью пляжей (это я тоже загнул, почему-то именно в эти рассветные часы некоторые парочки спешили насладиться друг другом прямо в море).

РЕЗЮМЕ

Форос – вычеркиваем
Симеиз – добавляем
Веселое – оставляем
Царская бухта - вычеркиваем
Новый свет – вычеркиваем
Меганом- оставляем и настоятельно рекомендуем
Коктебель – оставляем для любителей веселья, шума и суеты.